Пресса о нас - Малое предпринимательство в России: состояние, проблемы, перспективы



II Всероссийский съезд представителей малых предприятий

Аналитический сборник
Представленные в сборнике материалы свидетельствуют о возрастающей роли малого предпринимательства в становлении рыночной экономики России. Анализируются препятствия на пути развития предпринимательства. Подробно рассматривается влияние таких факторов, как нормативно-правовое обеспечение, финансово-кредитная поддержка, государственное регулирование, вопросы собственности и др.

Книга предназначена для делегатов и участников II Всероссийского съезда представителей малых предприятий и будет полезна руководителям и специалистам федеральных министерств и ведомств, региональных и муниципальных администрации, организаций поддержки малого бизнеса, общественных объединений предпринимателей и всех заинтересованных в развитии малого предпринимательства в России.

Редакционная коллегия

Иоффе А.Д., Каганов В.Ш., Мишин А.И.

Авторский коллектив

Алимова Т.А. (1.3.1), Бухвальд Е.М. (разд. 2.5), Виленский А.В. (разд. 1.2),

Еремихин Б.М. (разд. 2.3), Иоффе А.Д. (введение, разд. 2.6, заключение),

Каганов В.Ш. (введение, разд. 2.6., заключение), Лобанов Г.Х. (разд. 2.1, 2.8),

Мишин А.И. (разд. 2.3), Орлов А.В (разд. 1.1), Радаев В.В. (разд. 2.7),

Толоконников А.В. (разд. 2.3), Чспуренко АЛО. (разд. 1.3, 2.2, 2.3, 2.4),

Янбухтин И.Р. (разд. 2.6)

Редакторы: Ершова Ю.С., Заведеева В.Ю.

© Алимова Т.А., Бухвальд Е.М., Виленский А.В., Еремихин Б.М., Иоффе А.Д., Каганов В.Ш., Лобанов Г.Х., Мишин А.И., Орлов А.В., Радаев В.В., Толоконников А.В., Чепуренко А.Ю., Янбухтин И.Р., 1999

© Ассоциация региональных агентств поддержки малого и среднего бизнеса "Развитие", 1999

Поддержка данного проекта была осуществлена Фондом "Евразия" за счет средств, предоставленных Агентством по международному развитию Соединенных Штатов Америки.

 

ВВЕДЕНИЕ

Малое предпринимательство - неотъемлемый элемент современной рыночной системы хозяйствования, без которого экономика и общество в целом не могут нормально существовать и развиваться.

Независимые предприниматели представляют собой наиболее многочисленный слой частных собственников и в силу своей массовости играют значительную роль не только в социально-экономической, но и в политической жизни страны. Малый и средний бизнес обеспечивает укрепление рыночных отношений, основанных на демократии и частной собственности. По своему экономическому положению и условиям жизни частные предприниматели близки к большей части населения и составляют основу среднего класса, являющегося гарантом социальной и политической стабильности общества.

В Конституции Российской Федерации определено, что каждый гражданин имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Права и свободы человека и гражданина, а значит, и право свободной предпринимательской деятельности осуществляются на всей территории Российской Федерации и распространяются на каждого гражданина страны. Все органы государственной власти обязаны обеспечивать и защищать в своей деятельности права предпринимателей и свободу предпринимательства, а их противодействие должно рассматриваться как нарушение Конституции Российской Федерации. Государство признает и защищает равным образом частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности.

Статистические данные свидетельствуют о том, что малое предпринимательство (далее МП) стало заметным явлением в экономике России. Сегодня в стране работает около 850 тыс. малых предприятий с численностью постоянно занятых свыше 6 млн. человек, зарегистрировано около 3,5 млн. предпринимателей, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью. С учетом работающих по договорам и по совместительству, а также предпринимателей, работающих без образования юридического лица, в малом предпринимательстве занято около 14 млн. человек. С учетом предприятий, которые фактически являются малыми, но не могут быть отнесены к таковым по тем или иным формальным признакам, а также так называемых средних предприятий, можно говорить об удвоении представленных цифр.

География устойчивого развития малого предпринимательства постоянно расширяется, хотя и сохраняется неравномерность его распространения: более половины работающих в стране малых предприятий сосредоточено в восьми субъектах Российской Федерации, около четверти - в Москве.

Предприниматели за годы экономических преобразований приобрели опыт ведения бизнеса. Повысился профессиональный уровень многих предпринимателей и управленцев. В целом произошла сегментация рынков, появилось больше предприятий, ориентированных на производственный сектор и сферу услуг, улучшается качество продукции пищевой и легкой промышленности. То же можно сказать и о сфере услуг в крупных городах. Вместе с тем, по-прежнему невелика доля производственного сектора, слабо внедряются новые технологии. Отдельные примеры выпуска высококачественных товаров до сих пор не решают проблему низкой конкурентоспособности основной продукции малых предприятий.

Динамику развития малого предпринимательства можно охарактеризовать одним словом - застой: количественные показатели развития малого предпринимательства в России остаются практически неизменными с 1994 г.

Августовский кризис 1998 г. негативно отразился на многих малых и средних предприятиях: оборотные средства резко уменьшились или пропали в банках, сократились рынки сбыта вследствие снижения покупательной способности населения, обанкротились многие предприятия, чья деятельность была связана с импортом сырья или товаров. В результате число занятых в этом секторе экономики сократилось на несколько сотен тысяч человек. Застой сменился тенденцией к разорению многих предпринимателей и малых предприятий.

Кроме того, усиливается существующая опасность замедления простого воспроизводства субъектов малого предпринимательства взамен прекративших свою деятельность по тем или иным причинам, что ведет к сужению этого сектора экономики.

Международный опыт убедительно показал, что развитие малого предпринимательства возможно только при наличии целенаправленной политики государства в отношении малого бизнеса, исходящей из необходимости развития этого сектора экономики и понимания уязвимости малых предприятий по сравнению с крупными, обусловленной самим характером их функционирования.

Другими словами, государство помогает малому бизнесу, потому что это необходимо и государству, и народу.

В экономически развитых странах число малых и средних предприятий достигает 80-99% от общего числа предприятий, в этом секторе экономики сосредоточены две трети трудоспособного населения, производится более половины валового внутреннего продукта. В этих странах проводится активная и последовательная политика поддержки и развития предпринимательства.

В России государство предприняло определенные шаги по развитию малого предпринимательства: формируется законодательная база, были приняты программы развития малого предпринимательства на федеральном и региональном уровнях, при содействии государства создана сеть сервисных организаций. Все большее внимание вопросам развития малого предпринимательства уделяют региональные и муниципальные органы власти.

Очевидно, предпринятые государством меры явно недостаточны, а по ряду позиций допущены отступления от того, что уже достигнуто. В частности, не принята и, соответственно, не финансируется Федеральная программа поддержки и развития малого предпринимательства на 1998-1999 гг. Усиливается налоговый пресс. Возрастают административные барьеры.

Несмотря на все трудности становления и развития, малый бизнес к 1995 г. превратился в заметную экономическую и политическую силу. Назрела необходимость перемен в политике государства по отношению к малому бизнесу. В качестве инструмента диалога с государством была выбрана форма съезда-. I Всероссийский съезд представителей малых предприятий, инициированный общественными объединениями предпринимателей, которые консолидировались вокруг Торгово-промышленной палаты РФ, состоялся в феврале 1996 г. В работе съезда участвовало около 3000 делегатов из всех регионов России. Перед съездом ставились следующие задачи:

привлечь внимание властей к проблемам малого бизнеса;
добиться от органов власти конкретных действий по улучшению предпринимательского климата и консолидировать предпринимателей.
В работе съезда приняли участие Президент России Б.Н. Ельцин, мэр Москвы Ю.М. Лужков, руководители Правительства и Федерального собрания РФ.

На пленарном заседании съезда были обозначены основные позиции делегатов, суть которых сводилась к тому, что малый бизнес может стать решающей силой в преобразовании и развитии экономики России, но при условии его признания и поддержки.

Президент, представители правительства заверили съезд в своем намерении всемерно помочь малому предпринимательству.

Съезд обсудил и утвердил основные положения государственной политики по поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации на период 1997-2000 гг., принял обращения и рекомендации в адрес Президента, Федерального собрания, Правительства Российской Федерации, конкретных министерств и ведомств.

По итогам съезда был принят указ Президента Российской Федерации, декларировавший конкретные меры по поддержке отечественного предпринимателя.

После I Всероссийского съезда прошел ряд съездов в регионах России. В послесъездовский период в целом несколько “потеплело” отношение власти к предпринимательству. Активизировалось создание инфраструктуры поддержки малого бизнеса.

Однако надежды предпринимателей не оправдались.

Принятые решения в большинстве своем осталось невыполненными. Государственный комитет по поддержке и развитию малого предпринимательства в 1998 г. был упразднен. Государство опять оставило малый бизнес на периферии своего внимания. Возникает вопрос: почему при декларировании важности малого бизнеса для социально-экономического развития страны не принимаются конкретные меры по улучшению его положения, а наоборот, создаются условия, затрудняющие его развитие?

Авторы настоящего аналитического сборника, пытаясь найти ответы на этот и другие вопросы, видят свою задачу в том, чтобы, опираясь на научные исследования и экспертные оценки, проанализировать существующее состояние малого бизнеса, показать динамику его развития, выявить факторы, способствующие или препятствующие расширению этого сектора экономики.

По понятным причинам далеко не все важные вопросы нашли отражение в данном издании, вместе с тем, авторы рассчитывают на то, что представленные материалы будут полезны делегатам и участникам II Всероссийского съезда представителей малых предприятий, организаторам поддержки малого бизнеса, руководителям и специалистам министерств, ведомств, региональных администраций.

Авторы благодарят Ресурсный центр малого предпринимательства за поддержку в работе и предоставленные материалы, а также сотрудников Института предпринимательства и инвестиций, Московского Фонда поддержки малого предпринимательства и секретариата Консультативного совета по развитию малого бизнеса в странах СНГ за оказанную помощь в подготовке издания.


1. ЭТАПЫ И ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИИ

1.1. ЗАРОЖДЕНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СССР (1987-1991 ГГ.)

Приход в 1985г. нового руководства страны во главе с М.С. Горбачевым породил в обществе новые надежды на осуществление политических и экономических реформ.

Наряду' с общим оживлением в жизни общества (“гласностью”, “плюрализмом” и т.п.) перестройка началась с поиска новых подходов к преобразованиям экономики, отягощенной крайне неэффективной структурой, доминированием ВПК (с преобладанием огромных объединений и предприятий, закрытых городов-заводов, наукоградов и т.п.) в ущерб АПК и социальной сфере.

Первыми были приняты решения о повышении значения территориальных (республиканских, краевых, областных) органов управления, направленные на расширение прав местных советов народных депутатов и переход в регионах на принципы самоуправления и самофинансирования. В первую очередь, это относилось к пищевой и легкой промышленности, бытовому обслуживанию, местному, жилищно-коммунальному хозяйству, производству строительных материалов, строительству, торговле, общественному питанию, потребительской кооперации. Речь шла о видах и сферах хозяйственной деятельности, где объективно и должны были развиваться малые и средние предприятия, гибко реагирующие на спрос населения.

В ряде союзных республик (в основном Прибалтики), краев и областей начались хозяйственные эксперименты, связанные с поиском гибких форм хозяйствования (мелкосерийное производство по заказам торговых организаций, введение договорных цен и ассортиментных концепций, открытие производителями фирменных магазинов для изучения спроса, введение хозрасчетных цехов малых производств на средних и крупных предприятиях) и рациональных размеров предприятий, работающих на потребительский рынок. Уже в процессе отбора позитивных результатов хозяйственных экспериментов встал вопрос о новой роли кооперативов и арендных отношений.

Для развития арендных отношений, которые служили важной ступенью на переходе к новым кооперативам и другим формам частного предпринимательства, большое значение имел Закон СССР “О государственном предприятии (объединении)” 1987 г. Вводимые этим законом формы хозяйственного расчета способствовали в дальнейшем освоению на небольших предприятиях местной промышленности и бытового обслуживания прогрессивных форм арендных отношений.

Бытовое обслуживание стало пионером в распространении индивидуального и семейного арендных подрядов. Арендный подряд осваивали также кафе, бары, небольшие торговые предприятия, бригады и фермерские хозяйства. Аренда, как и впоследствии кооперативы, давала импульсы к разгосударствлению - необходимому подготовительному этапу системной приватизации. Отрабатываемые при аренде и в кооперативах принципы и механизмы окупаемости, возвратности, самоконтроля способствовали проявлению предприимчивости, ответственности, нацеленности на конечный результат и умению противостоять известному риску. А именно эти черты органически свойственны малому частному предпринимательству. Однако движение к правовому и общественному признанию частной собственности (как священного права гражданина в демократическом обществе) было исключительно сложным.

Необходимо напомнить об обобщившем практику многочисленных экспериментов и зарубежный опыт Законе СССР “Об индивидуальной трудовой деятельности” (май 1987 г.). Повсеместный и быстрый рост числа граждан, занимающихся ИТД (с 429 тыс. человек в 1988г. до 723 тыс. человек в 1989г., или на 69%), показал значительный потенциал индивидуального и семейного частного предпринимательства. Этот потенциал в последующие годы, особенно после принятия закона Российской Федерации “О государственной поддержке малого предпринимательства” (июнь 1995г.), был реализован субъектами малого и частного предпринимательства без образования юридического лица. Этим законом снимались ограничения на занятия народными художественными и кустарными промыслами, ремесленничеством, извозом, ремонтом и другими видами бытового обслуживания, надомным трудом; упрощалась регистрация занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью; снижались налоги; повышалась ответственность за предоставляемые декларации о доходах, получение патента и т.п.

Несмотря на значительные сложности развития индивидуальной трудовой деятельности в обществе постепенно менялось отношение к коммерсантам, предпринимателям. Самыми же динамичными и отзывчивыми на благоприятные условия, созданные Законом “О кооперации в СССР” (1988 г.), среди новых малых форм хозяйствования, рожденных в период перестройки, оказались новые кооперативы.

В этот, безусловно, прогрессивный закон благодаря настойчивости академика ВАСХНИЛ В.А. Тихонова и его сподвижников удалось включить положения о хозяйственной самостоятельности кооперативов (с открытием своего счета в банке) в расходовании средств, закупках сырья, материалов, оборудования и т.п.; о самофинансировании (покрытии затрат за счет паевых взносов его членов и доходов по результатам работы); о гибких, демократичных формах самоуправления; об участии коллектива в распределении прибыли (доходов) как на оплату труда, так и на развитие.

Владимир Александрович Тихонов - динамичный, резкий в своих суждениях человек с прогрессивными взглядами - сумел сплотить вокруг себя инициативную группу. В нее входили яркие самодостаточные люди, его соратники по воссозданию и развитию кооперативного движения - И. Кивелиди, М. Массарский, А. Федоров, В. Туманов, А. Тарасов, А. Иоффе и многие другие. Это направление нашло полную поддержку у теоретиков глубоких экономических реформ С. Шаталина, академиков Л. Абалкина, А. Аганбегяна, А. Анчишкина, Н. Петракова, Ю. Яременко и др. И ныне память о В. А. Тихонове живет не только в его делах, учениках, научных работах, кооперативах, малых предприятиях, созданных при его поддержке, но и в Фонде поддержки малых предприятий в Республике Коми (президент В. Кузнецова), носящем его имя.

Кооперативы, обладавшие мощным зарядом легализуемой предпринимательской активности, отличала предельная для тех реальных условий гибкость в хозяйственной деятельности. От первых, можно сказать, показательных кооперативных предприятий за короткий срок с 1988 по 1989 гг. этот самый динамичный сектор экономики буквально взлетел: число кооперативов в строительстве, производстве товаров, общественном питании, сфере бытовых услуг в 1988 г. выросло более чем в 10 раз, численность занятых в них - в 10 раз, объемы реализуемых товаров и услуг - почти в 20 раз.

Бурное развитие новых кооперативов в 1988-1989 гг. можно считать началом возрождения предпринимательства в Советском Союзе и интенсивным стартом фазы формирования начального капитала. Изучение действующих кооперативов, проведенное с участием работников Государственной комиссии по экономической реформе в 1989-1990 гг., показало, что эффективность их хозяйственной деятельности была в 5-6 раз выше аналогичных (порой соседних) государственных предприятий. Организация дела, механизм управления, подбор работников, формы оплаты труда (поощрения, наказания) - все говорило о том, что эти кооперативы - прообраз малых частных предприятий.

Весьма конструктивную роль в интенсивном развитии кооперативного движения сыграли первый и последующие съезды кооператоров. Организатором этих съездов выступил Союз кооператоров (в дальнейшем - кооператоров и предпринимателей) во главе с В.А. Тихоновым.

Однако нельзя сказать, что развитие новых кооперативов происходило безболезненно. Рывок этого сектора с резким ростом оборота наличных денежных средств, уходящих в какой-то мере от контроля государства (в лице Госбанка СССР), вызывал у оппонентов среди партийных функционеров, некоторых руководителей правительства, официальных финансистов желание ограничить, поставить под контроль доходы (прибыль) кооператоров.

Это было связано и с общей экономической ситуацией 1989-1990 гг. Рост заработной платы на государственных предприятиях, доходов кооперативов и других коммерческих структур опережал темпы увеличения товарной массы. По ряду продовольственных товаров (мясу, молочным продуктам, животному и растительному маслу, сахару, муке, соли), которые закупались коммерческими структурами (кафе, ресторанами и т.п.) по относительно стабильным ценам, обнаружились признаки нового дефицита. В то же время конечная продукция и услуги кооператоров реализовывались по более высоким свободным (договорным) ценам. Это вызывало недовольство населения с низкими и средними доходами (пенсионеров, работников бюджетной сферы и т.д.). Большинство кооперативов (почти 80%) было создано в рамках государственных предприятий, научно-исследовательских организаций или при них. Значительную часть своей продукции и услуг кооперативы по договорам реализовывали государственным предприятиям и учреждениям. Последние расплачивались из своих источников (образуемых по соответствующей модели хозрасчета фондов) по безналичной форме расчетов, не затрагивая собственный фонд оплаты труда и премирования. Естественно, что кооперативы получали за выполненную работу наличные денежные средства, вознаграждая своих работников за качество продукции и срочность работы на более высоком уровне, чем госпредприятия.

Определенное недовольство консерваторов и сторонников традиционных взглядов вызвали и налоговые каникулы кооператоров. Речь идет об освобождении от налогообложения в течение двух стартовых лет прибыли кооперативов, производящих товары народного потребления и услуги по социальным заказам (строительство и ремонт школ, детских садов, яслей, дорог и т.п.). Неподготовленность налогового законодательства, как и всей правовой базы, отсутствие таких общепринятых в мире рыночных форм, как малые предприятия, коммерческие банки, фокусировали внимание руководителей государства и общественности только на такой организационно-правовой форме предпринимательской деятельности, как кооперативы. Тем самым искусственно гипертрофировались с помощью подстраивающихся под политическую конъюнктуру СМИ негативные моменты их деятельности в ущерб тому положительному, что привнесли кооперативы в хозрасчетную практику и на потребительский рынок (в условиях еще лишь разговоров о приватизации и свободных ценах).

Среди серьезных экономистов и юристов, занимавшихся проблемами новых кооперативов с участием представителей международных организаций (ЮНИДО, МОТ и др.), все более росло понимание того, что новые кооперативы в Советском Союзе - это не что иное, как частные предпринимательские структуры..

Широкое изучение зарубежного опыта (Японии, США, ФРГ, Швеции, Венгрии, Италии, Испании и других стран) и обобщение практики одобренного ранее хозяйственного эксперимента в Эстонии позволили подготовить (с привлечением экономистов, юристов, предпринимателей) и выпустить в августе 1990 г. первое постановление Совета Министров СССР “О мерах по созданию и развитию малых предприятий”.

Для апробирования основных положений и механизма введения в действие этого постановления были проведены его обсуждения непосредственно в предпринимательских структурах. Прежде всего, необходимо было понять, будут ли кооперативы “переходить” в малые предприятия, какие преимущества и трудности ждут их при перерегистрации, что приобретет от этого общество и что потеряет. Налоговые льготы, которые предусматривало постановление для новых малых предприятий (на стартовом этапе), вызвали, естественно, одобрение. А вот критерии, определяющие размеры малого предприятия, в первую очередь, среднесписочную численность занятых (в промышленности и строительстве - до 200 человек), подвергались жестокой критике.

Боязнь выпустить на свободу “джинна” частной предпринимательской деятельности привела в 1990 г. к попыткам ужесточить банковский и административный контроль на местах с участием партийных органов, местных советов, милиции, прокуратуры. Инспирирование дела АНТа, других кооперативов показало: чтобы образумить “блюстителей порядка”, требовалось срочно ввести в практику новое направление предпринимательской деятельности - малые предприятия.

Постановление Совета Министров СССР “О мерах по созданию и развитию малых предприятий” (август 1990 г.), безусловно, сыграло позитивную роль. С одной стороны, в нем фиксировались и распространялись полезные нормы эстонского эксперимента. С другой стороны, оно приближало практику хозяйствования к международному опыту становления и развития малого бизнеса. Но сохранялось одно очень серьезное противоречие: упор делался на государственные (строительные и другие) малые предприятия. Дело в том, что законодательной базы создания и государственной поддержки частных (и иных форм собственности) малых предприятий еще не существовало. Эту задачу предстояло решить в условиях усилившегося обособления и выхода союзных республик из состава СССР.

“Страусиная” позиция союзного государственного руководства по отношению к конституционно-законодательному закреплению права на частную собственность и ее защиту на фоне усиления центробежных тенденций союзных республик привела к тому, что законы о собственности, предприятиях и предпринимательской деятельности (декабрь 1990 г.) в РСФСР оказались более продвинутыми. Признавались многоукладность экономики с правом на частную собственность граждан (на предприятия, средства производства, результаты хозяйственного использования имущества, принадлежащего собственнику). В Законе “О собственности в РСФСР” (декабрь 1990 г.) было зафиксировано право собственника при осуществлении предпринимательской деятельности на заключение договоров с гражданами об использовании их труда. Фактически фиксировалось равенство различных форм собственности. Признавалась недопустимость установления государством ограничений или, наоборот, предоставления им льгот предприятиям той или иной формы собственности.

Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности (декабрь 1990 г.) признал в качестве таковой общественно полезную хозяйственную деятельность, нацеленную на получение прибыли (дохода), связанную с ответственностью за используемое имущество (собственность) и рисками. Этот закон определил общие правовые нормы создания предприятий разных форм собственности. Но в нем не были рассмотрены малые предприятия, а среди организационно-правовых форм предприятий в качестве субъектов предпринимательской деятельности не были упомянуты кооперативы.

Дискриминация в отношении малых предприятий была прекращена специальным постановлением Совета Министров РСФСР “О мерах по поддержке и развитию малых предприятий в РСФСР” (июль 1991 г.). Наряду с критериями, определяющими размеры малых предприятий, постановление рассматривало организационно-экономические условия развития малых предприятий, устанавливало налоговые льготы для них, уравнивало в правах малые предприятия разных форм собственности. Постановление инициировало работу по развитию малых предприятий и созданию программ их развития.

Сложившаяся к концу 1991 - началу 1992г. ситуация в обществе и экономике поставила перед гражданами России и, конечно, перед предпринимателями вопрос о выборе дальнейшего жизненного пути, своей позиции и своего места в грядущих экономических реформах 1992 года.


1.2. РАЗВИТИЕ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИИ (1992- НАЧАЛО 1996гг.)

Год 1992-й, первый год официально провозглашенных рыночных реформ, вошел в историю страны как период грандиозных, но так и не оправдавшихся надежд. Курс “младореформаторов”, возглавивших Правительство Российской Федерации, на “шоковую терапию” открыл шлюзы для частнопредпринимательской деятельности, пробудив надежды значительной части российского населения на быстрое достижение Россией западных стандартов уровня жизни и других атрибутов общества потребления и свободного предпринимательства. Обещая выход из кризиса уже к осени 1992 г., правительство самоустранилось от какой-либо активной экономической политики, ссылаясь на то, что без государства и, соответственно, без правительства рыночная стихия (саморегулирование) сама все расставит по своим местам. Провозглашалось, что зарождающимся рыночным силам не надо мешать, а предпринимательские усилия широких масс населения решат все проблемы. Во главу угла была поставлена масштабная приватизация, которая, как утверждалось, должна будет создать широкие слои собственников, умеющих работать и в то же время отстаивать свои интересы, т.е. сформировать российский средний класс.

Однако, как и ранее, в советские годы, прекрасные слова и лозунги власть предержащих на практике оказались не более чем красивой идеологической ширмой совсем для других дел. Выяснилось, правда, это несколько позже.

Тогда же надежды на лучшее в сочетании со снятием административно-уголовных запретов на элементарные виды предпринимательской деятельности способствовали бурному росту числа малых предприятий по всей стране: 1992 г. был годом самых высоких с середины 80-х гг. и по сей день темпов роста числа малых предприятий (в 2,1 раза) и численности занятых на них.

В определенном смысле этот факт феноменален, поскольку осуществленная тогда либерализация цен и введение налогового прессинга значительно подорвали финансовую базу основной массы малых предприятий. Бурная инфляция привела, с одной стороны, к обесценению сбережений населения, а с другой - к резкому увеличению процентных ставок банковского кредита. Это вызвало настоящий паралич инвестиционной деятельности, продолжающийся по настоящее время.

Статистические данные показывают, что абсолютным лидером увеличения числа малых предприятий стала в то время сфера науки и научного обслуживания - здесь число малых предприятий возросло в 3,4 раза. Количество малых предприятий в сфере сельского хозяйства увеличилось в 3,1 раза. Затем следуют материально-техническое снабжение и общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка (в 2,9 раза). Близок к этим данным и рост числа малых предприятий в сфере народного образования (в 2,8 раза).

Можно констатировать, что в условиях провозглашения начала рыночных реформ российское МП продемонстрировало свои позитивные возможности. Его важнейшими функциями стали социальное демпфирование, обеспечение выживания значительных слоев населения в условиях острого кризиса через “самозанятость”, предоставление возможности получения дополнительных (помимо основной, часто лишь формальной занятости) средств к существованию. В основном речь шла не о производстве, а о торговле и посредничестве, на которые приходилось более 50% малых предприятий.

Бурное развитие торгово-посреднической деятельности стало ответной реакцией на подрыв первоначальной финансовой базы МП. Либерализация внешней торговли еще в последние годы существования СССР и снятие запретов на частную торговлю внутри страны создали благоприятные условия для любых торговых операций. Падение потребительского платежеспособного спроса в те годы торговое малое предпринимательство активно компенсировало импортом товаров, хотя и не очень высокого качества (подобных продукции китайского производства), но зато абсолютно нового ассортимента, недоступного российским потребителям при советской власти.

Следует вспомнить и о повсеместном появлении вещевых и продуктовых рынков наподобие “блошиных”. На пустырях, привокзальных площадях, рядом с крупными универмагами ежедневно появлялись десятки новых лотков с всевозможным недорогим товаром. Если в начале 1992 г. на прилавках лежало немало товаров, произведенных российскими кооперативами (столь многообещающими в “перестроечные” годы), то уже к его концу это был в основном импорт.

Рублевая гиперинфляция, а также сверхвысокое налогообложение в сочетании с заниженным официальным курсом доллара к рублю поставили на колени всю российскую промышленность. Подавляющая часть продукции российских предприятий стала совершенно неконкурентоспособной по отношению к импорту. Крупные и средние предприятия останавливались одно за другим. Сотни тысяч людей оказывались без средств к существованию, и в этих условиях мелкая торговля на ярмарках и рынках, а также посредничество оказывались вполне приемлемым выходом для них.

Характерен пример создания Петровско-Разумовского рынка в Москве. Его организовала группа докторов и кандидатов наук из нескольких развалившихся НИИ военно-промышленного комплекса. Довольно быстро стихийный рынок обрел вполне цивилизованные формы. Была упорядочена торговля, появились новые красивые павильоны.

Торговля и посредничество давали их участникам доход, в те годы просто несопоставимый с доходами от других некриминальных видов деятельности и, тем более, с мизерными зарплатами работников бюджетной сферы.

Все более широкое распространение получал так называемый “челночный” бизнес. Десятки тысяч людей выезжали за товарами за рубеж. Функционировали каналы транспортировки самих “челноков” за границу и закупаемых ими товаров обратно в страну. В Турции, Китае возникли целые крупные поселения, жители которых стали специализироваться на мелкооптовом снабжении российских “челноков” местной продукцией.

Быстрая оборачиваемость мелких торговых капиталов превращала их в капиталы средних размеров. Более того, мелкая торговля быстро реагировала на нарастающую социально-экономическую дифференциацию российского общества, группируясь в нишах обслуживания как массовых потребителей, так и потребителей с высоким уровнем доходов. Достаточно быстро рядом с мелкими торговыми палатками стали возникать элитные магазины, владельцы и работники которых нередко начинали с “челночной” деятельности.

К позитивной роли торговой и посреднической деятельности малых предприятий следует отнести их участие в создании новых хозяйственных связей. Инициированная либерализацией цен и рядом других факторов (“торможение” ВПК, утрата рынков стран Восточной Европы и пр.) полная закупорка ранее сложившихся каналов взаимосвязей между производителями, поставщиками и торговлей открыла очень широкое поле деятельности для малых фирм по снабжению и сбыту продукции. Малый бизнес смог сыграть роль катализатора первых шагов движения к новой системе внутрикооперационных связей в российской экономике. Кроме того, он выполнял роль демпфера, спасающего многие предприятия от немедленного краха из-за разрыва прежних, хотя и неэффективных, но все же работавших хозяйственных связей.

Рывок МП в сторону торговой и посреднической деятельности стал также закономерной реакцией на введенный правительством налоговый прессинг. В бывшем СССР не было и не могло быть налоговой системы, адекватной рыночным условиям, поэтому ужесточение налоговой ответственности должно было вызвать у предпринимателей ту или иную реакцию. Но дело в том, что их реакцию усилил явный экстремизм правительственной налоговой политики, направленной на изъятие до 70-90% доходов предприятий. При этом правительство и не рассчитывало на то, что кто-либо будет сразу же платить налоги в полном объеме. Предпринимателей тем самым подталкивали к тому, чтобы они искали и находили способы сокрытия доходов от налогообложения. Именно торговля и посредничество, ориентированные на работу с наиболее трудно контролируемыми наличными средствами, и открывали большие возможности для неуплаты налогов.

В 1992 г. произошло существенное сокращение доли малых предприятий в промышленности и строительстве. Но относительное сокращение производственного сектора в российском МП не может оцениваться только как отрицательное явление. Дело в том, что прекратилась деятельность полукриминальных малых предприятий, созданных ранее при советских государственных предприятиях лишь для того, чтобы получать исходное сырье и материалы по низким государственным ценам, а продавать продукцию по свободным высоким ценам. Либерализация цен сделала существование таких малых “производственных” предприятий бессмысленным.

В целом в 1992г. малое предпринимательство было составным элементом массового процесса “учредительства”. Через него несколько веков назад прошли все ныне высокоразвитые рыночные страны. Через него уже проходила царская Россия.

В начале 90-х гг. нынешнего века биржи, банки, страховые фирмы, крупные частные и полугосударственные акционерные предприятия возникали по всей России в огромных количествах. Люди впервые в жизни обрели свободу самостоятельной предпринимательской деятельности, получили право от своего имени ставить подпись и печать на финансовых документах, что ранее было абсолютной монополией государственных чиновников. Во многом новое российское “учредительство” объяснялось не экономическими причинами, а законами социальной психологии в их приложении к очевидной для России ситуации кардинального общественного перелома.

Иллюстрацией к вышесказанному может служить массовое появление эфемерных фермерских хозяйств в суровых климатических зонах и на бедных почвах, где таких хозяйств с точки зрения экономической целесообразности в принципе не может быть, даже в самой развитой рыночной стране. Многие новые, тем более малые, предприятия создавались не в силу экономической целесообразности, а лишь в надежде их организаторов на некую абстрактную “лучшую жизнь”, без какой-либо программы долгосрочного развития. В определенном смысле психологические ожидания скорого процветания доминировали над трезвым экономическим расчетом и даже здравым смыслом.

В 1993г. продолжался процесс бурного “учредительства”, выразившийся в увеличении количества малых предприятий примерно на 2/3. Причем, в абсолютном выражении прирост малых предприятий превысил данные за предыдущий год. Примерно на миллион человек возросло число полностью занятых в МП, достигнув рекордной величины в 8,бЗ млн. человек. В отраслевой структуре еще немного возросла доля торгово-посреднической деятельности и столь же немного уменьшилась доля сферы производства.

Сложилась относительно устойчивая региональная структура российского малого бизнеса: по численности малых предприятий абсолютным лидером стал Центральный экономический район (36 %) во главе с Москвой - (23%).

На Северный экономический район приходилось всего 496 от общего числа малых предприятий, на Северо-Западный - 7%, на Волго-Вятский - 3%, на Центрально-Черноземный - 3,1%, на Поволжский - 10,1%, на Северо-Кавказский - 10%, на Уральский - 9%, на Западно-Сибирский - 8,4%, на Восточно-Сибирский - 4,2%, на Дальневосточный - 4,3%.

В отраслевой структуре наибольшая доля малых предприятий промышленности расположена в Центрально-Черноземном районе - 22,9%, в Уральском, Волго-Вятском и Северо-Западном районах - по 22,5%. Наименьшая доля - в Центральном, Западно-Сибирском и Дальневосточном районах (по 16,5%).

В строительстве лидирующее положение занял Западно-Сибирский район (23,8%), а аутсайдером оказался Центральный район (15,4%); 40,1% предприятий от общего числа малых предприятий работали в сфере торговли и общественного питания в Северо-Кавказском регионе. Более 37% такого рода предприятий были среди малых предприятий Дальневосточного, Поволжского, Центрально-Черноземного и Северного районов (39,1%). Минимальная доля таких предприятий, по официальным данным, в Центральном районе - 22%.

Но по доле малых предприятий, занятых коммерческой деятельностью по обслуживанию функционирования рынка, Центральный район прочно занимал ведущее место - 17%. В Центрально-Черноземном и Дальневосточном районах на долю такого рода предприятий приходилось чуть более 1,7%.

В Центральном же районе была наиболее высока доля предприятий, занятых в сфере науки и научного обслуживания, - 11,6%. К нему здесь близок Северо-Западный район (11%); в Северном же районе доля таких предприятий - менее 2%.

По официальным данным, на долю негосударственных предприятий в общем объеме малых предприятий уже приходился 91%, а по экспертным - 93%. Доминирующей формой собственности в сфере МП прочно стали частные предприятия.

В статистических данных тех лет обращают на себя внимание значительные отличия отраслевой структуры количества малых предприятий от структуры числа занятых на них. В рамках последней абсолютным лидером оказывалось строительство; ненамного отставала от него промышленность; на торговлю и общественное питание, а также общекоммерческую деятельность приходилось менее 30% среднесписочного состава российских малых предприятий. Но этот, казалось бы, странный факт легко объясняется. Все эти различия и статистические противоречия проистекали из повсеместного уклонения малых предприятий от учета результатов своей деятельности и, конечно, от контроля за своими доходами, включая заработную плату. Конечно, в сфере торговли и посредничества делать это намного проще, чем в производственной сфере. Использование рабочей силы без какого-либо документального оформления носило тогда массовый характер. Как уже говорилось, скрывать доходы от налогообложения там было также проще.

Кроме того, само правительство, как отмечалось выше, сверхжестким налогообложением толкало предприятия на нарушение налогового законодательства. Складывалась (насаждалась) ситуация, при которой почти любого представителя МП можно было привлечь к ответственности за нарушение тех или иных законов или нормативных актов. Правда, такого рода привлечение к ответственности было крайне редким вследствие слабости самих государственных контролирующих структур, включая налоговые органы. Иначе говоря, было что-то вроде всеобщей “езды на красный свет” без каких-либо последствий. Причем, торгово-посредническим предприятиям осуществлять такую “езду” было легче, чем производственным, что ставило последних в заведомо невыгодное положение.

Обусловленные деятельностью самого правительства массовые нарушения законов в сочетании со слабостью государства вызвали разгул криминального террора в отношении МП. Термины “крыша”, “братва”, “разборка” и т.п. тогда прочно вошли (не от хорошей жизни) в предпринимательский лексикон. Криминальные структуры брали на себя то, что государство было не в состоянии исполнить (правоохранительные органы пребывали в состоянии перманентных реорганизаций, суды не могли оперативно разбираться с многочисленными исками потерпевших, решения судов не выполнялись, сами законы были еще крайне далеки от адекватности даже неразвитым рыночным условиям). Бандиты оказывались в роли судей и судебных приставов, обеспечивали охрану от “чужих” и, самое главное, присваивали себе функции сборщиков налогов. Характерно, что их “налоги” обычно не превышали государственные.

Это положение, в целом характерное для исторических периодов первоначального накопления капитала во всем мире, базировалось на сверхвысокой российской норме прибыли. Не вдаваясь в анализ общих источников сверхприбылей (отметим, что они не имели никакого отношения к эффективной хозяйственной деятельности), можно лишь констатировать, что финансовые структуры тогда легко давали фантастический для современных развитых рыночных хозяйств доход в 60 и более процентов годовых в валюте, а торговля приносила невиданный доход в 300-400% годовых. Такая норма прибыли создавала иллюзию всеобщего благоденствия. Реальная конкуренция (борьба) шла в основном между криминальными группами за право контроля над сферами влияния (ограбления малых предприятий) и за регулярный передел этих сфер.

Для торгово-посреднического малого бизнеса это были “условно-благодатные” времена. Он не очень нуждался в особой государственной поддержке. Основная проблема для таких предприятий в тот период заключалась в нарастании давления со стороны криминала.

Сказанное подтверждалось, в частности, выступлениями представителей МП на Первом Международном конгрессе малых и средних предприятий России, в работе которого приняли участие представители российского правительства. Огромный поток чисто экономических жалоб и упреков, обрушившийся на членов правительства, шел от представителей производственных, но не торгово-посреднических малых предприятий. Общие упреки от тех и других сводились к отсутствию дееспособной банковско-финансовой системы и давлению криминалитета. Очевидно, что эти упреки не потеряли своей актуальности и по сей день.

Как показывает мировой исторический опыт, период “учредительства” всегда ограничен во времени. В новой России он оказался сверхкоротким.

В 1994г. резко замедлились темпы прироста числа малых предприятий и занятых на них: рост составил чуть более 1%, сократилась среднесписочная численность занятых в МП. После бурного роста резкая остановка в развитии МП произвела эффект абсолютной неожиданности. Тогда шли дискуссии о том, как скоро численность российских малых предприятий достигнет 2-3 млн. с объемом продукции 35-45% ВВП, т.е. о том, когда российское МП достигнет мировых стандартов (число предприятий на душу населения и т.п.). Бытовала точка зрения, что это может произойти в ближайшие два-три года. Прогнозирование - занятие вообще неблагодарное, но в данном случае оптимистические прогнозы совсем разошлись с российскими реалиями.

Причины остановки роста числа российских малых предприятий условно можно подразделить на глубинные и лежащие на поверхности.

Если начать с последних, то основные из них - это сужение характерных для начала 90-х гг. источников облегченного получения в сфере МП относительно больших доходов, исчерпание психологических ожиданий широчайших финансовых возможностей самостоятельной предпринимательской деятельности.

Все реже встречались до этого обычные случаи, когда какое-либо малое предприятие легко покупает дорогостоящее здание и даже крупное производственное предприятие. Нормой становился доход на одного занятого в МП на уровне, колеблющемся около средней заработной платы по стране.

Замедление роста числа новых малых предприятий можно объяснить еще и тем. что никак не проявлял свою силу - и в экономическом, и в социальном плане - такой мощный фактор, как рост безработицы. Несмотря на все прогнозы ее бурного увеличения, официальная безработица оставалась на уровне 2-3% экономически активного населения. Правомерно, правда, предположить, что реальная безработица уже тогда была на порядок выше, на что указывают альтернативные расчеты экспертов профсоюзных объединений, международных организаций и пр. Но, тем не менее, официальный статус работающих (пусть даже на “полуживых” бывших советских предприятиях), пока он действовал, создавал такой социально-психологический эффект, при котором люди не стремились к занятию самостоятельной деятельностью, в том числе пробуя свои силы в сфере малого бизнеса. Более распространенным оказывается случайный, часто нигде не регистрируемый вспомогательный заработок от мелких перепродаж или выполнения подсобных работ.

Правда, положительное влияние вялотекущей безработицы состояло и состоит в том, что после десятилетий извращенного отношения к труду и своему рабочему месту началось постепенное, с минимальным количеством социальных эксцессов осознание его ценности, пришло понимание того, что хорошее, высокооплачиваемое рабочее место требует от работника должной квалификации и добросовестного исполнения своих обязанностей. Следует также отметить, что и вспомогательная, частичная занятость на малых предприятиях тоже в большой степени способствовала такому осознанию, так как связь между затраченными усилиями каждого работающего и полученным результатом видна на малом предприятии особенно явно. Вполне закономерен результат многочисленных опросов руководителей малых предприятий, в соответствии с которыми третьей или четвертой по значимости проблемой деятельности своих предприятий (после неплатежей и недостатка финансовых средств) они уже тогда считали нехватку квалифицированных кадров.

Что же касается глубинных причин замедления роста числа малых предприятий, то они непосредственно проистекали из общеэкономической политики нового российского правительства во главе с B.C. Черномырдиным. Основной упор в ней был сделан на укрепление и содействие развитию ориентированного на экспорт топливно-энергетического комплекса. А рядом с этим комплексом в качестве “друга-соперника” при потакании и попустительстве власти (при подпитке из бюджета) на глазах разбухал спекулятивный банковско-финансовый сектор. Ни первому, ни второму малое предпринимательство было совершенно не нужно. Собственно, этот факт и предопределил жалкую судьбу российского малого предпринимательства на последующие годы.

В экономике России стала прослеживаться тенденция к началу новой концентрации и централизации капитала, а также самой хозяйственной деятельности. Началось широкомасштабное поглощение предприятий. Часто наиболее рентабельные малые предприятия оказывались первой жертвой такого поглощения. Менее рентабельные малые предприятия не выдерживали конкуренции со средними и крупными фирмами и были вынуждены свертывать свою деятельность.

В 1995г. впервые началось снижение численности российских малых предприятий (на 8,8%) и среднесписочного числа занятых на них (на 4,5%).

Падение темпов прироста малых предприятий по-разному проявилось в отдельных отраслях. Впервые за несколько прошедших лет опережающими темпами увеличилось число малых предприятий в строительстве и на транспорте (на 18 и 19% в 1995г.). В торговле и общественном питании произошло снижение числа предприятий примерно на 10%. В общей коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка абсолютное сокращение составило 18,7%. В этом наглядно проявилось исчерпание прежних, казалось, безграничных возможностей торгово-посреднической деятельности малых предприятий.

В науке и научном обслуживании сокращение числа малых предприятий составило 5,6%. Рушились надежды на достойный инновационный вклад малых предприятий в преодоление кризиса российской экономики.

Общая тенденция на сокращение численности малых предприятий и занятых на них продолжилась и в 1996г.

Следует, правда, признать усиление в период 1995-1996гг. влияния фактора перерегистрации и ликвидации неработающих предприятий на динамику МП. В 1995г. был введен в действие новый Гражданский кодекс (ГК) РФ. В соответствии с положениями его первой части малые предприятия, имевшие форму товариществ (а это очень распространенная хозяйственная форма малых предприятий), должны были переоформить свои учредительские документы и преобразовать свои предприятия в соответствии с требованиями ГК. Однако не стоит и переоценивать значимость этого фактора в общем абсолютном сужении сферы российского МП.

Динамика численности малых предприятий в региональном аспекте в 1995г. показала некоторое опережение роста на Северном Кавказе и севере европейской части России. Но существенных изменений в региональной структуре МП не произошло. В 1996г. в рамках этой структуры произошла даже еще большая, чем ранее, концентрация малых предприятий в Центральном районе России во главе с Москвой.

Провозглашенный правительством B.C. Черномырдина курс на финансовую стабилизацию перевел в разряд “выживающих” уже все российские малые предприятия. До этого к “выживающим” относились предприятия преимущественно производственного сектора. Но в этом были и свои положительные моменты. Политика умеренно жесткой финансовой стабилизации, с одной стороны, вызвала значительное замедление темпов роста количества малых предприятий, но с другой - имела выраженный санационный эффект. В стране стала формироваться принципиально новая экономическая ситуация, в которой малые предприятия начали играть роль, характерную для МП в рыночной экономике. Появились зачатки нормальной про рыночной среды, характеризующейся конкурентной борьбой малых предприятий на основе повышения качества и разнообразия товаров и услуг.

Малые предприятия в борьбе за выживание учились самостоятельно приспосабливаться к сложностям рынка. Так, для повышения своей жизнеспособности они начали активно диверсифицировать хозяйственную и инвестиционную деятельность. Более половины предприятий неторгового профиля помимо основной деятельности в 1995 г. занимались еще и торговлей.

Впервые за несколько лет в 1995 г. произошло увеличение численности занятых на одном малом предприятии - на 0,8% по сравнению с 1994 г. Конечно, величина прироста невелика, но иллюстрирует данные социологических опросов, в ходе которых руководители малых предприятий говорили о необходимости численного расширения своих предприятий. И, ч-то очень важно, они отмечали то, что настало время перехода от полулегальной скрытой занятости на нормальную, адекватную действующим законам, т.е. появились зачатки легализации деятельности “теневых” малых предприятий.

Особо обращало на себя внимание увеличение инвестиционной активности МП. Общий объем капитальных вложений в этой сфере за 1995 г. возрос в 4 раза, причем в промышленности - в 7,4 раза.

В стране начался процесс определенного реального укрепления российской государственности, выразившийся, в том числе, в активизации налоговых служб. Перед малыми предприятиями, не по своей воле находящимися под бандитской “крышей”, встала острая дилемма: или полностью легализоваться и любым способом избавиться от этой “крыши”, или совсем уходить в “тень”. Очевидно, что этот выбор давался очень трудно. В определенной степени выбор именно легального статуса облегчался для малых предприятий тем, что вследствие падения доходности всевозможных торговых точек мелкие криминальные структуры стали терять к ним интерес, переключаясь на свою традиционную сферу - проституцию, наркотики. Печать в те годы, имея в виду ослабление уличного рэкета, писала о “конце криминальной революции в России”.

Тем не менее, криминализация продолжала негативно воздействовать на МП, что подтверждает наиболее типичный ответ на вопрос выборочных социологических опросов руководителей малых предприятий о влиянии на их деятельность криминальных структур. Многие опрошенные отвечали, что они вообще ничего не знают о криминальных структурах. В той ситуации такой ответ указывал не на преодоление зависимости малых предприятий от криминальных структур, а наоборот, на значительную зависимость от них и на страх перед ними.

В 1994-1996гг. российское МП остро нуждалось в поддержке и защите государства. Это осознавали и сами государственные органы. Причем, в регионах становление системы поддержки МП происходило быстрее, чем на федеральном уровне. Именно в субъектах Российской Федерации принимались первые законы и программы развития МП и создавались первые фонды его поддержки.

На федеральном уровне первая программа поддержки МП была принята только в 1994 г., но она так и не была до конца выполнена. Федеральный закон о государственной поддержке МП был принят в 1995г., но его содержание оказалось полностью выхолощенным по сравнению с проектами, разрабатываемыми с 1992г. На созданный в 1995г. Государственный комитет по поддержке и развитию малого предпринимательства РФ (ныне ликвидирован) возлагались большие надежды, но конкретных дел не было. Работали Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства и Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, но их финансовые и организационные возможности были крайне малы. Ощущалась острейшая нехватка финансовых средств для поддержки с трудом выживающих российских малых предприятий.

Для кардинального улучшения ситуации в сфере МП требовалось политическое решение самого высокого уровня. С ожиданием такого решения российское малое предпринимательство подошло к I Всероссийскому съезду своих представителей.

 

1.3. ОТ СЪЕЗДА К СЪЕЗДУ (1997-1999гг.)

1.3.1. Малое предпринимательство в 1996 - начале 1999гг.: статистические данные

Численность малых предприятий

Наметившаяся еще в 1995г.тенденция сокращения общего числа малых предприятий в 1996г. усилилась (сокращение на 5,6%). Однако во многом это было связано с новыми подходами к учету малых предприятий в принятом в 1995г. Законе “О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации” (сократился круг предприятий, относимых к разряду малых), а также с перерегистрацией действующих малых предприятий.

В 1997г. практически во всех отраслях был отмечен рост числа малых предприятий, в целом по Российской Федерации он составил 4,2%, достигнув наибольшего значения в здравоохранении, культуре и социальном обеспечении - 43%; в сельском хозяйстве - 10,2, на транспорте - 8,6%. Меньше малых предприятий стало в сфере науки и научного обслуживания - на 4.6%, материально-технического снабжения и сбыта - на 0,8% (табл. 1; рис. 1).

Численность индивидуальных предпринимателей, по данным Госналогслужбы России, на 1 июля 1997 г. составила 3,5 млн. человек. С учетом работающих по договорам и по совместительству, а также предпринимателей, действующих без образования юридического лица, в малом предпринимательстве было занято более 12 млн. человек. На доходы от этого вида деятельности живут 25-27 млн. россиян.

Сложившаяся отраслевая структура МП за эти годы практически не изменилась. Непроизводственная сфера остается для малых предприятий более привлекательной, чем реальный сектор. Так, в 1997 г. большая часть малых предприятий работала в сфере торговли и общественного питания - 43,2%; в строительстве и промышленности функционировали 16,5 и 15% малых предприятий соответственно (см.табл. 1). Это вполне объяснимо, во-первых, самой спецификой МП как сектора экономики, а во-вторых - мировой тенденцией доминирования (особенно в малом бизнесе) нематериальной сферы над производственной. Существенных структурных сдвигов в секторе МП за эти годы не произошло. Так, доля промышленных предприятий в общем числе российских малых предприятий незначительно выросла - с 14,2 на начало 1995 г. до 15,7% на начало 1999г. Доля строительных предприятий также увеличилась - с 13,8 до 15,8%. Удельный вес предприятий, занятых торговлей и общественным питанием, несколько снизился: на 01.01.95 г. на их долю приходилось 46,8% от общего числа малых предприятий, на 01.01.98 г. - 44,5%.

Занятость на малых предприятиях

Общая численность занятых на малых предприятиях уменьшилась за период с 01.01.199 5 г. по 01.01.1998 г. в 1,8 раза (табл. 2).

Сокращение численности занятых было обусловлено главным образом сменой критериев отнесения предприятий к категории малых. Сокращению же числа работающих способствовали такие факторы, как интенсификация предпринимательской деятельности и переключение бизнеса на ресурсосберегающий режим функционирования.

По итогам 1997 г, однако, впервые (начиная с 1995 г.) был зарегистрирован прирост общей численности занятых в МП - темп прироста составил 1,8%. Правда, численность работающих на постоянной основе на малых предприятиях всех отраслей за три года все же в целом уменьшилась в 1,3 раза, но это сокращение затронуло постоянный персонал в меньшей степени, чем занятых по совместительству и на условиях краткосрочного найма. Это - результат кадровой политики руководителей малых предприятий, стремившихся в относительно стабильной ситуации сохранить, прежде всего, основной состав работников. Немаловажно и то, что с 1995 г. перестал действовать прогрессивный налог на превышение фонда оплаты труда.

 

На начало 1998г. на малых предприятиях России работали 8 638,7 тыс. человек. Преобладала занятость на постоянной основе, которая отражается в статистике как среднесписочная численность. Доля среднесписочной численности (6 514,3 тыс. человек) в общей численности работников составила 75,4%.

В целом средняя численность занятых на одном малом предприятии составила 10 человек. Самыми крупными были строительные предприятия, на каждом из которых в среднем работали 15 человек. По 14 человек работающих было на предприятиях промышленности, сельского хозяйства, транспорта. Самые малочисленные предприятия - в сферах торговли и общественного питания, информационно-вычислительного обслуживания, общей коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка: в среднем на них работало по б человек (рис. 2).

 

Численность постоянно работающих на одном малом предприятии в среднем по всем отраслям составила 7 человек.

По итогам 1998г. наибольшая занятость наблюдалась в трех отраслях народного хозяйства: на промышленных предприятиях работали 22,1%, на строительных - 25,3%, на предприятиях торговли и общественного питания - 28,3% от общей численности работающих на малых предприятиях (табл. 3).

Численность работающих на промышленных малых предприятиях сократилась за указанный период в 1,8 раза, в торговле и общественном питании - в 1,5 раза. В наибольшей мере, в 2,4 раза, уменьшилось число работающих на строительных предприятиях. Увеличилось число занятых лишь в двух отраслях: в сельском хозяйстве (темп прироста - 26%) и на транспорте (темп прироста - 28%).

Отраслевая структура постоянно занятых на малых предприятиях с начала 1995 г. изменилась следующим образом. Уменьшилась доля постоянно работающих на предприятиях основных отраслей материального производства: в промышленности - с 28,1 до 22,9%, в строительстве - с 31,0 до 24,1%. Доля торговли и общественного питания в обеспечении постоянной занятости в МП, напротив, возросла с 24,8 до 31,7% (прежде всего, это обусловлено сменой критериев отнесения предприятий к категории малых).

Развитие малого предпринимательства в регионах России

По территории Российской Федерации малые предприятия распределены крайне неравномерно (рис. У). Почти треть из них на 1 января 1998г. был а сосредоточена в Центральном районе, причем в Москве сконцентрирован 21% всех российских малых предприятий, а в Санкт-Петербурге -12,1%. Меньше всего малых предприятий в Калининградской области и Северном районе: 0,8 и 2,0% от общего числа соответственно.

В течение 1997 г. во всех регионах России число малых предприятий увеличилось. Особенно значительными темпы прироста были в Северо-Западном регионе - 6,9%, в Калининградской области - 5,6 и Центральном регионе - 3,2%.

Занятость в малом бизнесе в Российской Федерации столь же неравномерна, как и число малых предприятий (рис. 4). Почти треть всех работающих на российских малых предприятиях, по итогам 1998 г., сосредоточена в Центральном районе. Далее с большим отрывом следуют Северо-Кавказский район (11%), Урал и Поволжье (по 9 %).

По основным показателям развития МП большинство российских регионов находится на крайне низком, уровне. Так, почти во всех регионах на тысячу жителей приходится не более 9 малых предприятий (рис. 5). Только в Северо-Западном районе этот показатель выше -1 б малых предприятий на тысячу жителей, что также недостаточно для создания полноценной конкурентной среды, исходя из опыта стран Центральной и Восточной Европы. Лишь две российские столицы, Москва и Санкт-Петербург, по плотности распространения МП почти соответствуют уровню стран-членов ЕС и лидеров рыночной трансформации - Польши, Чехии, Венгрии, где на тысячу жителей приходится 20 - 24 малых предприятия. Наименьшая плотность - 3 малых предприятия на тысячу жителей - зафиксирована в Волго-Вятском и Центрально-Черноземном районах.

Вклад МП в российскую экономику

На начало 1998 г., по данным Госкомстата России, малые предприятия составляли 31,8 % от общего числа российских предприятий (табл. 4).

По оценке Госкомстата России, из общего числа хозяйствующих субъектов, зарегистрированных на начало 1995 г., 68-72% являлись малыми предприятиями, из которых более трети не приступили к хозяйственной деятельности. Если оценка Госкомстата России верна и на начало 1998 г., то, с учетом изменения критерия отнесения к малым предприятиям, доля зарегистрированных малых предприятий составила примерно 60%.


В целом между 1996 и 1998гг. прослеживается как абсолютное сокращение числа действующих малых предприятий, так и снижение их доли в общем числе зарегистрированных предприятий. Тем не менее, в ряде отраслей действующие малые предприятия, по итогам 1997 г., составляли порядка половины всех зарегистрированных хозяйствующих субъектов: в торговле и общественном питании - 44,2%, строительстве - 49,7 и информационно-вычислительном обслуживании - 54,3%- В промышленности доля малых предприятий составила 39,9%. Наименьший удельный вес малых предприятий в общем числе зарегистрированных предприятий зафиксирован в сельском хозяйстве-35%-

Малое предпринимательство, как свидетельствуют итоги 199 г., обеспечивало занятость каждого восьмого-девятого работающего на российских предприятиях (табл. 5). Доля работающих на малых предприятиях в общем числе работающих составила 13,2%. В ряде отраслей вклад МП в обеспечение занятости был еще выше. Так, на строительных предприятиях работали 39,3% от общего числа занятых в данной отрасли, в науке и научном обслуживании -35,9, а в торговле и общественном питании - 35,2%. В промышленности на малых предприятиях работал каждый десятый.

По итогам 1996 г. прибыль малых предприятий составила более четверти всего объема прибыли по народному хозяйству (табл. б). В непроизводственной сфере бытового обслуживания населения прибыль получили вообще только малые предприятия. В строительстве прибыль малых предприятий составила 56,5% от общего объема прибыли по отрасли. В торговле и общественном питании, общей коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка суммарная прибыль малых фирм превосходит прибыль средних и крупных предприятий.

Уже с 1997 г., однако, относительная прибыльность малых предприятий в сравнении со средними и крупными предприятиями стала падать и уменьшилась, по оценкам Госкомстата России, в 1,9 раза. Исключение составили две отрасли: торговля и общественное питание (относительная прибыльность увеличилась в 3,5 раза) и связь (в 1,8 раза). Значительное снижение относительной прибыльности зафиксировано в промышленности, строительстве, материально-техническом снабжении и сбыте.

И все же доля прибыльных малых предприятий по сравнению с крупными и средними остается выше. Так, в 1996 г. 56% российских предприятий закончили год с убытками, а в малом бизнесе убыточных предприятий оказалось только 20%. В январе-сентябре 1997 г. доля убыточных малых предприятий также была значительно ниже, чем крупных и средних (табл. 7).

Таким образом, основные параметры развития российского малого бизнеса (численность малых предприятий и отраслевая структура) в 1996-1998 гг. - с учетом изменения критериев отнесения предприятий к малым - в целом оставались стабильными либо уменьшились (численность занятых). Некоторое увеличение количества малых предприятий и численности занятых в 1997 г. по сравнению с 1995-1996 гг. едва превышало пределы допустимой статистической ошибки и не изменило общей тенденции, которая прослеживалась и в кризисном 1998г.

Доля малых предприятий в основных показателях развития экономики остается скромной; по данным официальной статистики, она даже сокращается (например, доля малых предприятий в совокупной прибыли по народному хозяйству). Тем не менее, относительная прибыльность сектора малого бизнеса даже в этих условиях остается более высокой, чем крупных предприятий

Крайне неравномерным остается распределение малого бизнеса по стране - по-прежнему свыше трети малых предприятий сосредоточено в двух столицах. Среднее число малых предприятий на тысячу жителей - около 10 - примерно в 3-5 раз ниже, чем в странах Западной Европы или ряде бывших социалистических стран.

В целом ни темпы, ни характер развития сектора МП, зафиксированные данными государственной статистики, в период 1996 - 1999 гг. не отвечают представлениям об эффективной структуре конкурентной рыночной экономики: желаемого прорыва на новые рубежи не произошло.


1.3.2. Малый бизнес в период между съездами: данные социологических опросов

Углубление негативных тенденций в 1996 - 1997 гг.

Данные социологических исследований, предпринятых после I Всероссийского съезда представителей российских малых предприятий разными научными коллективами (ИСАРП, РНИСиНП и др.), в целом подтверждают и дополняют довольно безрадостную картину, складывающуюся на основании анализа статистики. Как показал, например, опрос, проведенный РНИСиНП в ряде российских регионов, ровно через год после I съезда (январь 1997 г.), негативное воздействие застарелых, но так и не решенных проблем (табл. 1) усугубилось новыми тенденциями, которые привели к заметному ухудшению ситуации. Это проявилось, в первую очередь, б резком обострении проблемы финансирования оборотных средств: значимость этой группы проблем в представлении самих предпринимателей резко повысилась. Падение с четвертого на восьмое место в рейтинге проблем, связанных с финансированием, долгосрочных капиталовложений было обусловлено тем, что в условиях недостатка средств даже для текущих потребностей проблемы капиталовложений отошли на второй план.

Кроме того, о нарастающем неблагополучии свидетельствовали тенденция к снижению реальных доходов в сфере МП и уменьшение доли предпринимателей, намеревающихся расширять объем инвестиций.

Анализ результатов опроса в региональном аспекте показывает, что кризисное обострение проблем сбыта и взаимных неплатежей в секторе МП уже в 1996 г. было повсеместным явлением.

Существенная региональная дифференциация в отраслевой структуре сектора МП, обусловленная местной спецификой, стала нивелироваться. По мере сглаживания региональных отклонений стали четче проявляться общие направления эволюции отраслевой структуры МП.

В течение предыдущих пяти лет (1991 -1996 гг.) обновление совокупной сферы деятельности малого бизнеса в результате пополнения сектора МП новыми предприятиями затронуло в среднем 24% предприятий малого бизнеса. Кроме того, ежегодно в среднем около 17% малых предприятий в той или иной степени меняли профиль своей деятельности, причем, в четырех случаях из пяти изменения были связаны с расширением сферы их бизнеса, а в остальных случаях - с отказом от прежних направлений деятельности (табл.2).

Динамика отраслевой структуры вновь создаваемых малых предприятий - наиболее точный индикатор изменений сравнительной привлекательности отдельных отраслей для малого бизнеса. Характер этих изменений в 1996 г. не изменился - малым предприятиям в российской экономике по-прежнему легче всего было закрепиться и выжить в сфере обращения. Если доля торговых и посреднических предприятий в общей численности регулярно опрашивавшихся малых предприятий возросла за пять лет с 28 до 45%, то в 1996 г. их доля в численности вновь созданных предприятий достигла 60% (табл. 3).

Данные опросов РНИСиНП, хотя и подтвердили вывод государственной статистики о некотором, пусть незначительном, изменении структуры МП в пользу отраслей реального сектора, но с известными оговорками. Во-первых, продолжилась тенденция сокращения числа малых предприятий производственной сферы и отраслей инвестиционного контура-, их доля в общей численности предприятий выборки упала за пять лет с 32 до 18%, а в числе предприятий, созданных в течение 1996 г., она составила всего 14%.

Во-вторых, в условиях снижения жизненного уровня населения работа непосредственно на удовлетворение потребительского спроса является малодоходной и непривлекательной для бизнеса. Неслучайно доля малых предприятий в сфере бытовых услуг, жилищного строительства и производства потребительских товаров сократилась за пять лет с 45 до 29%, причем в группе “молодых” предприятий, созданных в 1996 г., она составила всего 22%. За тот же пятилетний период доля предприятий, относящихся к сфере производства средств производства, промышленного строительства, транспорта и финансовых услуг, уменьшилась всего на два пункта - с 19 до 17%. Однако к концу периода условия для деятельности в этой сфере бизнеса тоже стали стремительно ухудшаться. В числе малых предприятий, пополнивших выборку в 1996 г., доля предприятий из этих отраслей составила всего 13%.

На всем протяжении короткой истории возрождения российского МП экстенсивный рост этого сектора за счет его пополнения вновь создаваемыми предприятиями оказывал определяющее влияние на формирование отраслевой структуры малого бизнеса, причем, особенно значительным оно было в годы массовой приватизации. По мере замедления темпов роста численности малых предприятий влияние данного фактора стало ослабевать, и, вместе с тем, стало возрастать значение внутрифирменного компонента структурных сдвигов. К 1996-1997гг. влияние обоих процессов на эволюцию отраслевой структуры малого бизнеса, судя по данным опросов, практически уравнялось. В 1996г. численность выборки возросла за счет новых предприятий на 16%, и такая же часть ранее созданных предприятий изменила профиль своей деятельности, главным образом в сторону его расширения (см. табл. 3).

Таким образом, в год предыдущих президентских выборов, после I Всероссийского съезда представителей малых предприятий и состоявшегося там диалога малого бизнеса с властью в общей негативной ситуации изменений не произошло: сохранилась тенденция к падению темпов роста численности малых предприятий, а у предпринимателей усилилось стремление к сокращению объемов деятельности предприятий и инвестиций в них. К началу 1997г. развитие сектора МП достигло критической точки, когда доля предприятий с падавшей доходностью впервые превысила долю благополучно развивавшихся.

В 1997г. не произошло кардинальных изменений в структуре и степени важности наиболее острых проблем, препятствующих развитию малого бизнеса в России. По-прежнему большинство опрошенных предпринимателей в качестве главных препятствий в своей деятельности указывали на нестабильность и несовершенство законодательства, трудности реализации товаров и услуг, а также на проблемы взаимных неплатежей.

Ухудшение обстановки в сфере МП проявилось в резком обострении проблем финансирования оборотных средств. Характер структурных преобразований мало изменился по сравнению с предыдущим периодом. По-прежнему преобладала тенденция бегства капитала из производственной сферы в сферу обращения. Особенно страдали предприятия, непосредственно ориентированные на удовлетворение потребительского спроса.

Год “великого перелома”: малый бизнес в 1998г.

Углубление кризисных явлений в экономике и финансовой сфере России осенью 1998 г. привело к общему обострению и заметной реструктуризации основных проблем деятельности малых предприятий. В начале 1998 г., согласно данным октябрьского (1998 г.) опроса РНИСиНП, “пятерка” наиболее сложных проблем российских малых предприятий выглядела следующим образом (табл. 4).

Та же “пятерка” после кризиса выглядела уже иначе (табл. 5). Причем, судя по абсолютным значениям приведенных показателей, в целом выросла также доля предприятий, серьезно озабоченных текущими проблемами своей деятельности.

В результате кризиса в наибольшей степени возросла значимость таких проблем, как приобретение сырья и материалов, организация сбыта, уплата налогов. Все важнейшие проблемы текущей деятельности малых предприятий - как до, так и после кризиса - можно разделить на две большие группы. Первая группа включает проблемы, в равной мере присущие основной массе предприятий, а вторая группа охватывает проблемы, важность которых различна для конкретных групп малых предприятий в зависимости от результата их деятельности и других обстоятельств.

К первой группе в докризисной ситуации относились такие проблемы, как поиск оборотных средств, инвестиции, ведение бухгалтерского учета и отчетности, вымогательство чиновников, рэкет, уплата кредитов, труднодоступность бизнес-услуг, приобретение сырья и материалов. Ко второй группе до кризиса принадлежали организация сбыта, подбор квалифицированных кадров, получение лицензии, уплата налогов, аренда помещений, приобретение необходимого оборудования, неплатежи и ненадежность партнеров, правовая незащищенность, страхование рисков.

Кризис привел к тому, что общий груз проблем российских малых предприятий увеличился, причем в наибольшей мере они обострились на тех предприятиях, которые работали, по их признанию, без прибыли или даже с убытком. Далее, в кризисный период по абсолютному большинству позиций труднее пришлось группе предприятий, не привлекавших заемные ресурсы, для них гораздо более сложным оказалось решение таких проблем, как организация сбыта, инвестиции, подбор квалифицированных кадров, уплата налогов, приобретение необходимого оборудования, вымогательство чиновников, недостаток знаний и навыков ведения бизнеса, рэкет, неплатежи и ненадежность партнеров, уплата и возврат кредитов, поиск бизнес-услуг, правовая незащищенность, страхование рисков, приобретение сырья и материалов.

Российский малый бизнес в первой половине 1999г.

Влияние кризиса, разразившегося в августе 1998г., на малый бизнес оказалось долговременным и весьма негативным: по данным июньского (1999г.) опроса РНИСиНП, до кризиса соотношение развивающихся и “стремящихся выжить” малых предприятий составляло примерно 7:2, после кризиса оно изменилось почти на противоположное.

Опрошенные предприниматели оценили положение своих фирм во втором полугодии 1998г. - начале 1999г. по сравнению с первым полугодием 1998г. с учетом инфляции.

Занятость изменилась меньше всего, тогда как у большинства опрошенных снизились прибыль и оборот, а почти у половины предприятий стали сокращаться инвестиции в основной капитал.

Ответы предпринимателей на вопрос о том, какие проблемы возникали в текущей деятельности их фирм до и после финансового кризиса, представлены в табл. 7.

Анализ ответов показывает, что все проблемы текущей деятельности малых предприятий можно разделить на три группы: проблемы, практически не обострившиеся (подбор квалифицированных кадров, получение лицензии, вымогательство чиновников, недостаток знаний и навыков ведения бизнеса, ведение бухгалтерского учета и отчетности, правовая незащищенность); проблемы обострившиеся (поиск оборотных средств, привлечение инвестиций, сбыт, уплата налогов, аренда помещения, приобретение оборудования, уплата процентов по кредитам и возврат самих кредитов, приобретение сырья и материалов); и, наконец, проблема, острота которой в результате кризиса снизилась, - рэкет (!).


По отраслям ситуация изменилась также весьма неодинаково. Проблема пополнения оборотных средств довольно значительно обострилась у предприятий всех сфер деятельности, но особенно резко - в общественном питании, а также розничной торговле (что странно, учитывая быстрый оборот наличных денег даже при очевидном снижении покупательной способности населения) и туризме.

Еще острее проявилась проблема сбыта, особенно в том же общественном питании, туризме и на транспорте (эти виды услуг на фоне снижающегося платежеспособного спроса потеряли особенно много клиентов). Привлечение инвестиций наиболее осложнилось в сфере научной деятельности, а также на транспорте и в здравоохранении; а вот квалифицированных кадров в ряде отраслей стало даже больше. На этом фоне резко выделяется сфера услуг, в которой квалифицированные кадры привлечь даже в условиях кризиса оказалось сложнее, чем прежде.

Примечание. Недостающую до 100% сумму 2 и З, 4 и 5 столбцов составляет процент не ответивших на данный вопрос.

Получение лицензий наиболее заметно усложнилось для предприятий на транспорте и в общественном питании, где ситуация для бизнеса и так неблагоприятная.

Налоги оказались особенно тяжелы после кризиса для предприятий общественного питания, а также здравоохранения и розничной торговли (очевидно, сказывается влияние налога на вмененный доход).

Проблема аренды помещений наиболее обострилась на предприятиях, занимающихся посреднической деятельностью и здравоохранением, в этих же отраслях обострилась и проблема приобретения нового оборудования.

Вымогательство чиновников изменилось незначительно и кое-где даже уменьшилось - за исключением сферы интеллектуальных услуг, в которой эта проблема резко обострилась.

Недостаток знаний и навыков ведения бизнеса не слишком волновал опрошенных - лишь владельцы транспортных и посреднических фирм отметили довольно большую значимость для них этой проблемы.

Ведение бухгалтерского учета и отчетности в целом незначительно усложнилось для опрошенных, кроме транспортных предприятий и туристических агентств (последним, очевидно, в условиях резкого роста цен на их услуги в рублевом эквиваленте пришлось изобретать более хитроумные способы ухода от налогообложения).

Проблема рэкета, по словам опрошенных, постепенно исчезает, особенно на транспорте, правда, интеллектуальными услугами российские рэкетиры стали интересоваться несколько больше.

Неплатежи заметно возросли во всех отраслях, особенно в общественном питании, а также в посреднической деятельности, здравоохранении (вследствие кризиса в сфере медицинского страхования). При этом для преобладающего числа опрошенных во всех отраслях как выплата процентов по кредитам, так и возврат кредитов и после кризиса не были проблематичны, но все же трудность соблюдения договорных обязательств в отношении кредиторов возросла, так что регулярно платить проценты по кредитам стало труднее всем, особенно транспортным и строительным предприятиям (тогда как для попавшего в тяжелое финансовое положение общественного питания данная проблема оказалась даже легче, чем до начала кризиса). Возвращать кредиты труднее всего стало транспортным предприятиям, а также занимающимся оптовой торговлей и посреднической деятельностью.

Весьма полярные мнения высказывали представители разных отраслей о правовой защищенности, наибольшие нарекания она стала вызывать после кризиса у посреднических фирм.

Наконец, практически во всех отраслях весьма существенно осложнились проблемы приобретения сырья и материалов, но особенно в промышленности.

Прогноз ситуации во второй половине 1999 г.: оценки предпринимателей

Прогноз на второе полугодие 1999 г. свидетельствует о том, что руководители российских малых предприятий по-разному представляют себе динамику основных показателей деятельности своих фирм (табл. 8).

Наибольшую неопределенность вызывают у опрошенных (почти у трети) прибыли и инвестиции; самые большие ожидания роста связаны с оборотом; пессимизм высказывается в отношении прибылей (почти четверть респондентов полагает, что они сократятся). Занятость вновь оказывается самым стабильным фактором - с ней связаны наименьшие ожидания как роста, так и снижения; наименьшая доля (около 20%) затрудняется определить свои намерения в отношении занятости, тогда как половина респондентов предполагает оставить ее неизменной.

Анализ данных в отраслевом аспекте показывает, что чаще, чем в среднем по выборке, выражают уверенность в положительной динамике объема реализации товаров и услуг и росте прибыли малые предприятия в сфере науки, интеллектуальных услуг, а также в промышленности, на транспорте и в оптовой торговле; наименьший оптимизм наблюдается в сфере услуг, в здравоохранении, туризме, сельском хозяйстве. Намерение увеличить число занятых наиболее отчетливо прослеживается на промышленных и строительных предприятиях, а также в сфере науки и интеллектуальных услуг. Напротив, в сфере услуг, общественном питании и на транспорте доля опрошенных, намеревающихся сократить занятость, была несколько выше, чем доля предполагающих ее увеличить. Отметим, однако, что от 40 до 55% малых предприятий в каждой из отраслей собираются сохранить занятость неизменной.

Заметим также, что и по результатам других ответов предприятия транспортной отрасли на фоне остальных отраслей стоят особняком: здесь выше средней по выборке доля опрошенных, намеревающихся сократить объем реализации, занятость и инвестиции, и в то же время в этой отрасли довольно высока доля респондентов, рассчитывающих во втором полугодии 1999 г. на рост прибыли (однако неясен механизм достижения такой эффективности - повышение производительности труда или монополизация рынка, позволяющая диктовать свои цены на услуги).

Какими путями российские предприниматели намереваются обеспечить рост и развитие своего бизнеса? Ответы на этот вопрос представлены в табл. 9.

Наиболее распространенные ответы группируются следующим образом. В первую очередь, по мнению опрошенных, следует повысить качество продукции/услуг, найти лучшие каналы сбыта, улучшить качество поставок со стороны коммерческих партнеров; во вторую очередь - увеличить затраты на рекламу и продвижение продукта, повысить профессиональный уровень сотрудников, особенно менеджеров, а также более рационально использовать помещения; в третью очередь (наименее важно) - сократить премиальные выплаты и издержки на заработную плату, увеличить затраты на рекламу и продвижение продукта на рынок.

Понимание стратегии опрошенных руководителей предприятий невозможно без выяснения их позиции по ценообразованию, определяющей отношение (табл. 10) к тем или иным методам повышения устойчивости фирмы на рынке.

Итак, для российского МП сегодня характерен в целом рациональный рыночный расчет: тремя наиболее значимыми факторами ценообразования являются цены конкурентов, собственные издержки и ограничения спроса. Менее важны уровень арендной платы и коммунальных тарифов - российские малые предприятия, по-видимому, в целом сумели оптимизировать свои текущие затраты на эти цели и сейчас уже не так зависят от произвола властей, естественных монополий и коммунальных предприятий, как ранее. Кроме того, уровень налогообложения, продолжая оставаться значимым фактором, в целом все же не входит в число 5-6 важнейших. Следовательно, при всех жалобах на удушающее налогообложение малый бизнес имеет некоторый “запас прочности” против фискального пресса государства. Наконец, нельзя не отметить большую зависимость внутрифирменной стратегии от макроэкономической ситуации в стране, основным индикатором которой является курс доллара. В этом смысле его предсказуемая динамика, очевидно, является одним из важнейших направлений государственной поддержки малого бизнеса.

Конечно, внутрифирменное ценообразование весьма существенно зависит от ряда факторов, прежде всего, от отраслевой принадлежности малого предприятия. Так, предприятия промышленного и сельскохозяйственного профиля по-прежнему ориентируются почти исключительно на собственные издержки (менее всего, по понятным причинам, - розничная торговля и предприятия здравоохранения); на цены конкурентов больше всего обращают внимание транспортные фирмы, менее всего, как и на уровень спроса, - предприятия общественного питания. В то же время они чаще, нежели представители других отраслей, называли коммунальные тарифы в качестве основного фактора их ценообразования (что объяснимо характером предлагаемого ими продукта, но, по-видимому, только отчасти объясняет удручающее положение сферы общественного питания после кризиса).

В наибольшей мере именно спрос учитывают предприятия сферы интеллектуальных услуг; на уровень арендной платы чаще ориентируются предприятия сферы услуг, реже всего - в сельском хозяйстве; оптовые цены, по понятным причинам, исключительно важны для розничных торговцев, но почти несущественны для сферы интеллектуальных услуг Налогообложение чаще всего упоминали туристические фирмы, реже всего - посреднические. Наконец, изменение курса доллара наиболее заметно влияет на ценообразование в здравоохранении и существенно реже, чем по выборке в целом, в сельском хозяйстве.


Сегодня почти две трети опрошенных малых предприятий в основном нацелены лишь на простое выживание.

Наиболее обострились следующие проблемы текущей деятельности малых предприятий:

сбыт;
поиск оборотных средств (особенно у предприятий общественного питания и розничной торговли);
уплата налогов (в тех же отраслях);
выплата процентов по кредитам и возврат самих кредитов (особенно для транспортных предприятий);
аренда помещений (в посреднической деятельности и здравоохранении);
привлечение инвестиций (в сфере науки и на транспорте).
Наиболее стабильным показателем остается занятость - более чем у 60% опрощенных она не сократилась или даже возросла; по остальным показателям (оборот, прибыль, инвестиции) динамика имела явно выраженный негативный характер.

В отраслевом сопоставлении наиболее благополучны малые предприятия промышленности, а также сферы интеллектуальных услуг и науки; наименее успешным после кризисный период оказался для предприятий общественного питания и туризма. Инвестиции и занятость, кроме того, резко сократились в строительных малых фирмах.

Прогноз самих представителей малых предприятий на второе полугодие 1999г. характеризуется существенной неопределенностью: от четверти до трети опрошенных затруднялись делать какие-либо предположения об изменении основных показателей своих предприятий. Однако основания для осторожного оптимизма все-таки есть: если по динамике занятости и прибыли баланс негативных и позитивных ожиданий почти нулевой, то по обороту и инвестициям отмечается перевес положительных ожиданий.

 

2. ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА СОСТОЯНИЕ МП В РОССИИ


2.1. ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

Сектор малого бизнеса является объектом государственной поддержки по законодательству. “Правовое поле” в России за последнее время существенно изменилось, и не в лучшую сторону, с точки зрения сохранения и развития прибыльного частного бизнеса для субъектов малого предпринимательства. Речь идет о предпринимателях без образования юридического лица и мелких собственниках, владеющих не менее 75% уставных капиталов малых фирм - предприятий со средней численностью наемных работников не более 100 человек в промышленности, строительстве, на транспорте; не более 60 человек - в сельском хозяйстве и научно-технической сфере; не более 50 человек в оптовой и не более 30 человек - в розничной торговле.

Если в 1991-1993гг. критерии отнесения к категории субъекта МП были “мягче” (150-200 человек), то по мере приватизации реального сектора экономики нормы и объемы преференций и государственных льгот для малого бизнеса стали уменьшаться. Например, перевод на упрощенную систему налогообложения, бухгалтерского учета и отчетности, принятую 08.12.95г. согласно федеральному закону, предусматривает замену подоходного налога на предпринимательский доход стоимостью патента, но только для предпринимателей, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, и организаций с численностью работающих по найму не более 15 человек.

Решение о переходе на упрощенную систему принимают сами субъекты МП, за исключением предприятий, производящих продукцию, а также созданных на базе ликвидированных структурных подразделений действующих предприятий либо являющихся кредитной или страховой организацией (точный перечень запрещенных к переводу на упрощенную систему МП устанавливает Минфин России). В дальнейшем и само право добровольного выбора (патент или обычная система налогов) было ограничено для ряда малых предприятий введением федерального Закона от 31.07.98г. № 148-ФЗ “О единственном налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности”.

Введение Налогового кодекса РФ (часть I) с 01.01.99г. продолжило тенденцию “вымывания” из федерального законодательства льгот и преференций для МП. Провозглашенный принцип “социальной налоговой справедливости” унифицирует налогоплательщиков всех категорий, не разделяя на “малые” и “большие” предпринимательские структуры. Статья 5б ПК РФ прямо указывает, что “нормы законодательства о налогах и сборах, определяющие основания, порядок и условия применения льгот по налогам и сборам, не могут носить индивидуальный характер”. При этом понятие “малое предприятие” как особая категория налогоплательщика в НК РФ фактически не применяется, а “настройка” на налоговые преференции и льготы со стороны федеральной власти слабо учитывает специфику малого бизнеса. Например, такая важная преференция, как налоговый кредит в виде отсрочки или рассрочки по уплате налогов и сборов, предоставляется в шести случаях, включая обстоятельства непреодолимой силы (стихийное бедствие, техногенную катастрофу и т.п.), задержку государством оплаты из бюджета заключенного государственного контракта, характер производства (реализации) товаров, работ, услуг (по перечню, утвержденному только федеральным правительством) и т.п.

Только два из этих правовых оснований могут считаться приемлемыми для МП: 1) если единовременная выплата налога может привести к несостоятельности малого предприятия; 2) если имущественное положение фактического лица исключает возможность такой выплаты. При этом сама отсрочка производится по заявлению малого предприятия путем заключения договора о налоговом кредите с соответствующими уполномоченными органами власти, в котором оговариваются суммы задолженности (с указанием вида налога), начисляемых на задолженность процентов, порядок погашения суммы и предоставления имущества под залог (либо поручительства), а также срок действия договора.

Зависимость частного мелкого собственника от налоговых структур государства устанавливается, таким образом, непосредственно и жестко. Тем более, что срок отсрочки или рассрочки не превышает шести месяцев. Правда, в случае предоставления так называемого инвестиционного налогового кредита (по налогу на прибыль или доход, а также по региональным и местным налогам) срок может быть установлен от одного года до шести лет, хотя сумма не может превышать 50% соответствующих налоговых платежей за этот период без учета инвестиционного налогового кредита, а ставка должна быть не менее 1/2 или не более 3/4 ставки рефинансирования ЦБ.

Для МП такие формы кредитования не менее тяжелы, чем при банковском кредитовании, поскольку в случае нарушения договорных условий (а это не всегда зависит от собственных усилий субъекта МП) в течение 30 дней (при расторжении договора) необходимо уплатить все налоги, а также пени и тарифы. И в этом случае налоговые органы могут действовать беспощадно, принимая решения о приостановлении операций по счетам в банке, аресте имущества и т.п.

И все-таки часть оставшихся от 1991-1995 гг. преференций у МП еще может сохраниться. Например, из налогооблагаемой прибыли исключается до 30% затрат на проведение НИОКР, подготовку и разработку новых видов продукции за счет остающейся на предприятии прибыли. Малые предприятия могут списывать дополнительно (как амортизационные отчисления) в первый год эксплуатации до 50% первоначальной стоимости основных фондов со сроком службы свыше трех лет; уменьшать налогооблагаемую прибыль до 30%, если среди наемного персонала не менее 50% пенсионеров по старости и инвалидов. Еще один вид льгот по налогу на прибыль предоставляется малым предприятиям по производству и переработке сельскохозяйственной продукции, производству промышленных товаров, лекарственных средств и изделий медицинского назначения, товаров народного потребления и др. в первые два года существования. Для этого выручка малого предприятия от названного вида деятельности не должна быть меньше 70% валовой выручки. Размер льгот устанавливается в пределах 25-50% от основной ставки на третий (четвертый) год работы малого предприятия, если выручка от этих видов его деятельности не снижается менее 30% валовой выручки.

Борьба за специальную часть НК РФ покажет, какие льготы сохранятся за малыми предприятиями в ближайшем будущем в связи с усилением тенденции к сокращению ставок на прибыль предприятий всех форм собственности и переносу центра тяжести налогового бремени на плечи потребителей.

Введение с 01.01.2000г. Бюджетного кодекса РФ (БК РФ) также не дает оснований для оптимистического прогноза в использовании бюджетных средств на прямую имущественную поддержку малого бизнеса. “Бедное” государство и “бедный” (малодоходный) легальный малый бизнес - не очень дружные партнеры, каждый из которых стремится решить свои проблемы за счет другого. Если “левой рукой” государство во имя социальной справедливости уравнивает всех налогоплательщиков, то “правой рукой” во имя той же социальной справедливости необходимо помочь субъектам МП уравнять свои стартовые позиции на рынке инвестиций и заказов по выгодным ценам со средними и крупными предпринимательскими структурами.

Федеральный Закон от 14.06.95г. № 88-ФЗ “О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации” в этом отношении достаточно прогрессивен даже с позиций стран, экономика которых ориентирована на малое предпринимательство. Вероятно, по этой причине данный закон выполняется государственными органами так плохо. Независимые аналитики считают, что из 23 статей этого закона федеральное правительство несет обязательства по 17, причем 15 из них связаны с предоставлением прямой имущественной поддержки. Ни одно обязательство Российской Федерации по этим 15 статьям не выполнено в полном объеме. Например, статья 2 предусматривает финансирование не менее чем на 50% разработки и реализации программ развития и поддержки МП за счет средств федерального бюджета и специализированных внебюджетных фондов РФ, а субъектам МП необходимо установление льгот по федеральным налогам и иным платежам в федеральный бюджет и специализированные внебюджетные фонды РФ.

Выше уже была рассмотрена тенденция федеральной налоговой политики. Что же касается бюджетной политики, то здесь ситуация складывается еще хуже. Если в 1994-1997 гг. федеральный бюджет хотя бы предусматривал назначения в своих расходах на поддержку МП, включая финансирование одной (а не нескольких, как в законе) Федеральной программы государственной поддержки МП (хотя исполнялись эти бюджетные назначения с опозданием и не в полном объеме), то в дальнейшем даже сами бюджетные назначения были исключены. Нет их и в федеральном бюджете 2000 года. Причины выдвигаются разные - от кризиса государственных финансов и непомерного внешнего долга до непредвиденных расходов в связи с событиями в Чечне и Дагестане или допущенные ранее бюджетополучателями нарушения в отчетности о расходовании бюджетных средств, их нецелевое и неэффективное использование.

При этом следствия зачастую выдают за причины, а реальные (политические) причины “прикрываются” порой бюрократическими (организационно-технологическими) недоработками. В частности, Закон от 14.06.95г. № 88-ФЗ возлагает ответственность за федеральную политику государственной поддержки МП на каждый федеральный исполнительный орган, действующий в пределах отведенных ему Правительством РФ полномочий. И если реализация бюджетной (денежно-кредитной) политики находится преимущественно в компетенции Минфина России и Минэкономики России, то, в конечном счете, эти два субъекта федеральной исполнительной власти несут перед Правительством РФ ответственность за то, что не исполняются законодательные требования о бюджетном финансировании государственной поддержки МП из федерального центра. И если в качестве причин отсутствия бюджетных назначений на эти цели данные ведомства указывают нарушение финансово-хозяйственной деятельности бюджетополучателей этих средств или несостоятельность технико-экономического обоснования предполагаемых расходов на программные мероприятия государственной поддержки МП, то именно профессионализм этих федеральных министерств и должен устранить эти причины. На самом же деле, представители этих органов власти предпочитают пассивную позицию, наблюдая, как руководство ФФПМП (заказчик Программы и бюджетополучатель в 1996-1997 гг.) нарушает своими действиями нормативы (каждое нарушение - это пени, тарифы, возврат в бюджет нецелевым образом расходуемых средств, замена руководства и исполнительных органов управления), а бывший ГКРП (ныне - МАП России) в очередной раз “наступает на грабли”, пытаясь чисто бюрократическими средствами решить сугубо системотехническую задачу проектирования очередного этапа Федеральной программы государственной поддержки МП “сверху вниз”, а не путем синтеза конкретных проектов из регионов.

При этом статус ФФПМП, Федеральной программы не имеет нормативно-правового закрепления особенностей, предусмотренных Законом № 88-ФЗ от 14.06.95 г., которые характеризуют саму Программу и ее заказчика и требуют соответствующих изменений принятого для федеральных целевых программ порядка проектирования и реализации (известно, что в последнем случае речь идет о государственном заказчике поставок продукции для федеральных нужд в лице федерального исполнительного органа и о технологии размещения и реализации таких заказов с участием средств, предусматриваемых в федеральном бюджете).

Специализирующиеся на государственной поддержке МП внебюджетные фонды Российской Федерации также не созданы; ФФПМП создан Правительством РФ как федеральное учреждение, которому средства передаются в определенное управление (фонду, как известно, передавались в собственность). По сути, ФФПМП - бюджетное учреждение, которое должно финансироваться строго по смете. Государственный фонд социальной защиты не специализируется на государственной поддержке МП, несмотря на то, что в утвержденном федеральном законе в ежегодном бюджете этого внебюджетного фонда Российской Федерации часть средств расходуется на вовлечение в сектор МП безработных граждан. Государственные бюджетные фонды (например, Фонд производственных инноваций, Фонд поддержки малых форм предприятий в научно-технической сфере, ряд других ведомственно-отраслевых фондов федерального уровня) с введением БК РФ должны будут показывать свои доходы-расходы строго по бюджетным классификациям и уровням бюджетной системы РФ - от федерального до местного. Вероятно, это позволит “сделать прозрачной” имущественную поддержку малого бизнеса государством, показав роль и значение бюджетных источников финансирования, включая безвозмездные расходы (например, дотации из федерального бюджета в региональный бюджет для покрытия текущих расходов действующей инфраструктуры поддержки МП, или субвенции на основании целевых расходов на ее развитие, или субсидии в случае долевого с регионом или частным инвестором финансирования) или предоставленные на платной возвратной основе бюджетные кредиты, или федеральные гранты (поручительства).

По всей системе межведомственных отношений необходимо вводить стандарты минимальной бюджетной обеспеченности государственной поддержки МП, включая в технологию бюджетного процесса отчетность “снизу вверх” о действующем для МП налоговом законодательстве; нормативах отчислений в пользу государственной поддержки МП собственных бюджетных докладов (соответствующего уровня бюджетной системы), предполагаемых объемах финансовой помощи из бюджетов других уровней в соответствии с планом развития инфраструктуры для малого бизнеса, сферах деятельности, прогнозах финансового баланса отдельно по МП (“доходы консолидированного бюджета малого бизнеса - расходы на его финансовую поддержку”) как на перспективу (на три года), так и на ближайшие два года (плановый период, на протяжении которого прослеживаются реальные результаты заявленной политики государственной поддержки МП).

Очевидно, только в этом случае комплексное прогнозирование последствий разрабатываемых механизмов финансирования государственной поддержки МП в стране обретет необходимую нормативно-статистическую базу, на которой может изменяться и само “правовое поле”. Опыт ЕЭС, США, Японии показывает, что с момента появления первых законодательных актов о государственной поддержке МП до создания комплексной правовой системы проходит 18-20 лет. Например, в США закон о мелком бизнесе был принят в 1953 г., закон об инвестициях в малую экономику - в 1958 г.. а закон о реформе, направленной на развитие возможностей предпринимательства. - только в 1986 г. (правда, в указанные законы постоянно вносились прогрессивные поправки и издавались дополнительные законодательные акты о защите прав и создании условий для развития МП). В России Закон №88-ФЗ не претерпел никаких изменений, несмотря на явные и скрытые правовые коллизии с другими действующими актами. Очевидно, настало время разработки и принятия (подобно США) закона о реформе малой экономики в лице субъектов МП, а также изменения форм, методов и условий антикризисного управления государственной поддержкой и развитием малого (а затем и среднего) бизнеса.


2.2. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И КОНТРОЛЬ НАД ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ МАЛЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ

Государственное регулирование - необходимый и неизбежный процесс, задачами которого в развитых рыночных экономиках являются поддержание и обеспечение равного доступа субъектов МП к необходимой им инфраструктуре, защита конкуренции от попыток монополизации и потребителя - от недобросовестных продавцов или поставщиков товаров и услуг. Для того чтобы такое регулирование было эффективным и не сопровождалось негативными явлениями, необходимо наличие факторов, сдерживающих неизбежные тенденции к бюрократизации всякого государственного регулирования и превращению его из эффективного элемента государственной политики в чиновничью “кормушку”.

Приходится констатировать, что в российской действительности положительные моменты государственного регулирования - в силу слабости, как самого государства, так и сдерживающего его чрезмерные притязания гражданского общества - выражены недостаточно, тогда как негативные превратились в особую группу факторов, препятствующих нормальному развитию МП.

Специфические трудности развития бизнеса, обусловленные несовершенством государственного регулирования и контроля либо сознательным ущемлением интересов МП со стороны государственных органов и отдельных чиновников, принято называть административными барьерами на пути предпринимательства. Обычной реакцией малых предприятий на административные барьеры является уход в “теневую” экономику с целью снижения транзакционных издержек и “бюрократических рисков”.

Наиболее очевидным образом административные барьеры проявляются в процессе регистрации малых предприятий, а также при периодически возникающей необходимости получения или возобновления лицензии на осуществление того или иного вида предпринимательской деятельности. При этом бюрократический аппарат в целях получения гарантированного незаконного дохода умело использует противоречия и “белые пятна” действующего законодательства. Например, согласно Закону “О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью” (1991г.), и не утратившим силы статьям 34 и 35 Закона “О предприятиях и предпринимательской деятельности” (1990г.), решение о регистрации предприятия, но еще не сама регистрация, должно осуществляться в течение одного месяца со дня обращения в соответствующий орган. Между тем, Указ Президента “О порядке государственной регистрации предприятий на территории Российской Федерации” от 8.07.94г. предусматривает, что не только само решение, но и регистрация должны быть осуществлены в течение трех дней с момента подачи заявления.

Практика, однако, показывает, что начинающий предприниматель, чтобы зарегистрировать малое предприятие, должен посетить от 20 до 30 инстанций и получить от 50 до 90 согласований, без которых регистрация невозможна.

Такие и подобные расхождения используются чиновничьим аппаратом для вымогательства, а также становятся фактором, способствующим развитию столь своеобразного бизнеса, как услуги по регистрации фирмы “под ключ”: специализированные фирмы, как правило, тесно связанные с соответствующими регистрационными органами, берут на себя эти заботы. В таком случае регистрация занимает меньше времени - от 1 до 1,5 месяцев - и стоит от 400 долл. США (значительная часть этого гонорара является, по сути, лишь легализованной взяткой чиновникам регистрационных органов).

Постановление Правительства России №1418 от 24.12.94г. “О лицензировании отдельных видов деятельности” было попыткой ввести в какие-то рамки самовольность региональных и местных властей, которая в течение 1993-1994гг. привела к чудовищному разбуханию перечней подл ежащих лицензированию видов предпринимательской деятельности. Под прикрытием “заботы об интересах клиентов и покупателей” такая практика была чревата серьезными ограничениями, если не фактической ликвидацией принципа свободы предпринимательской деятельности. Нередки были случаи, когда срок действия лицензии ограничивался несколькими месяцами, а размеры пошлин составляли от 10 до 300 минимальных заработных плат; возобновление лицензии требовало нового платежа, при этом от предпринимателей требуют - вопреки законодательству - предоставления различных финансово-экономических сведений об их предприятиях.

Указанное постановление Правительства России положило конец такой практике и определило список из 88 сфер деятельности, подл ежащих лицензированию; региональным администрациям было запрещено лицензировать торговлю, услуги и производство продуктов питания и потребительских товаров. Однако некоторые регионы не спешат следовать этому постановлению. Отсутствие федерального закона о лицензировании не позволяет правительству, даже если бы оно озаботилось этими проблемами, вести борьбу с подобными проявлениями административного произвола.

О реальной высоте административных барьеров, стоящих перед малыми предприятиями, свидетельствуют результаты уже упоминавшегося выше опроса РНИСиНП за июнь 1999 г. (табл. 1 и 2).

Итак, в среднем на регистрацию новой фирмы уходит не так много времени - не более 2-х месяцев. Конечно, в зависимости от региона, отрасли и других обстоятельств продолжительность регистрации весьма различна. Так, чаще всего за срок до 1 мес. регистрируются начинающие малые предприятия, впервые регистрируемые фирмы, предприятия оптовой торговли, микрофирмы, создаваемые в Восточно-Сибирском регионе. От 1 до 3 мес. - выше среднего значения - длилась регистрация у предприятий, созданных в ходе приватизации (т.е., очевидно, несколько лет назад), у предприятий с числом занятых от 11 до 50 чел., у предприятий, занимающихся научным бизнесом, расположенных в Московской обл. От 3 до 6 мес. - такой срок регистрации собственных предприятий несколько чаще называли руководители фирм с числом занятых свыше 50 чел. и предприятий Санкт-Петербурга, занимающихся транспортными перевозками.

Таким образом, сроки регистрации, судя по всему, все же в последнее время сокращаются. Быстрее всего могут решить проблемы регистрации впервые регистрируемые микрофирмы вне столичных городов.

В ходе опроса назывались разные суммы реальной стоимости как регистрации, так и получения лицензии - в том и в другом случае они колебались от 0 до 10 тыс. долл. США. Однако наиболее распространенной величиной стоимости регистрации следует считать все же сумму в 320 долл., тогда как “цена” одной лицензии в среднем составляет около 445 долл.

Помимо тех - сравнительно небольших - сумм, которые малому бизнесу приходится платить государству (и его корыстолюбивым слугам) за право начать и вести свой бизнес, он подвергается бесконечным проверкам многочисленных контролирующих органов. Каждая из таких проверок отнимает время у владельца и менеджеров фирмы и сопряжена, как правило, с необходимостью уплаты штрафов за выявленные упущения или “отступного” проверяющим зато, чтобы они закрыли на них глаза. О том, насколько часто малые предприятия подвергаются контролю соответствующих органов, а также рэкетиров, свидетельствуют данные табл. 3.

Примечание. Сумма процентов по каждой строке меньше 100, так как некоторые малые предприятия представители ряда перечисленных органов вообще не посещают.

Кроме того, опрошенные называли еще гостехнадзор, соцстрах, инспекцию по труду, отдел социальной защиты, энергонадзор, экологическую милицию, но все перечисленные инстанции указали не более 0,3% опрошенных в совокупности (при этом были ответы: “Все ходят по негласно установленному регламенту”, “Все берут взятки”). Как свидетельствуют данные опроса, чаще всего малые предприятия беспокоят органы внутренних дел, санитарно-эпидемиологическая служба, пожарный надзор, рэкетиры и налоговые органы - от 10 до 15% респондентов встречаются с ними ежемесячно или даже чаще. Конечно, ситуация существенно зависит от местонахождения, отрасли, размера фирмы и других факторов.

Так, пожарные инспекции чаще всего наведываются на “старые”, созданные в ходе приватизации предприятия, с числом занятых свыше 50 чел., как правило, на промышленные предприятия, а также на предприятия сферы услуг и сельскохозяйственные.

Санитарно-эпидемиологические станции доставляют беспокойство чаще “молодым” предприятиям, созданным в ходе приватизации или реструктуризации, с числом занятых свыше 50 чел., действующим в общественном питании, сельском хозяйстве и розничной торговле.

Работники налоговых органов особенно “любят” стартующие и “молодые” предприятия, а также приватизированные и созданные путем реструктуризации, практически независимо от успешности их финансово-хозяйственной деятельности, с числом занятых от 50 чел., занимающиеся общественным питанием и розничной торговлей. (Отметим, что по действующим ныне нормативным актам налоговые органы не имеют права проверять юридические лица чаще одного раза в год - между тем, примерно треть опрошенных отметила, что их посещают значительно чаще.)

Органы милиции особенно часто жалуют своим вниманием приватизированные предприятия, микрофирмы и предприятия с числом занятых от 11 до 50 чел., принадлежащие к сферам общественного питания, розничной торговли и услуг.

Наконец, рэкетиры особенно назойливы в отношении “молодых” предприятий и впервые зарегистрированных, а также созданных путем изменения организационно-правовой формы прежде существовавшего предприятия (зачастую пытающихся скрыться таким образом от кредиторов), микрофирм или предприятий с числом занятых от 11 до 50 чел. в сфере услуг, розничной торговли, общественного питания, а также туристического бизнеса. (Таким образом, на “попечении” у милиции и рэкетиров - примерно один и тот же круг малых фирм.)

В целом наиболее заметным грузом разного рода проверки ложатся на “молодые” предприятия общественного питания, розничной торговли и услуг. Именно для них это выливается в дополнительные расходы времени и средств, которые приходится покрывать из “черной кассы”.


2.3. ИНВЕСТИЦИОННАЯ И ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА ПОДДЕРЖКИ МП

Любой развивающийся бизнес нуждается в определенных финансовых средствах. Для российского МП в целом вопросы поиска источников финансирования и инвестиций не только не теряют своей актуальности, а наоборот, приобретают все более критический характер.


2.3.1. Основные проблемы в области финансирования малого бизнеса

Анализ результатов проведенных выборочных обследований деловой активности МП в промышленности, строительстве и розничной торговле показывает, что три четверти опрошенных предпринимателей считают одним из основных факторов, ограничивающих рост производства на малых промышленных предприятиях, недостаток денежных средств. Дефицит средств для инвестиций - ключевая проблема развития примерно каждого третьего предприятия, на недостаток денежных оборотных средств указали каждые восемь из десяти опрошенных.

Обычная для Запада практика финансирования малого бизнеса, а также практикуемая там государственная поддержка предпринимательства в силу разных причин не адекватны российским условиям.

История развития МП в западных странах насчитывает не одно десятилетие. Уже сложилось и успешно развивается весьма монолитное, сбалансированное в отраслевом плане и отвечающее рыночными потребностями ядро предпринимательства. В условиях стабильного экономического и правового поля оно относительно слабо подвержено воздействиям внешней экономической среды. Именно вокруг этого ядра постоянно возникают и исчезают новые малые предприятия и компании. Самые перспективные и жизнеспособные из них в конечном итоге также находят свое место на рынке и вливаются в это ядро.

Результаты деятельности малых предприятий (обычно семейных и передающихся по наследству) материализовались в различных объектах собственности (домах, квартирах, офисных и производственных помещениях, оборудовании, предприятии и т.п.). стоимость которых из поколения в поколение прирастала. Помимо того, создавался определенный капитал в виде банковских накоплений и ценных бумаг. Эти активы ликвидны на финансовом рынке западных стран и являются гарантийной (залоговой) базой для финансовой и, прежде всего, кредитной поддержки малого бизнеса. Дополняет общую картину тот факт, что богатые западные страны выделяют существенные средства на оказание прямой финансовой поддержки субъектам МП в виде дотаций, безвозвратных субсидий, беспроцентных и льготных кредитов.

В России сложилась совершенно иная ситуация. Несмотря на то, что МП стало важным элементом экономической системы страны, непродолжительная история его существования и весьма скромные результаты развития пока не позволили создать сектор, аналогичный западному, по значимости для экономики.

Российская предпринимательская среда неоднородна. Но, тем не менее, условно можно выделить три основные группы малых предприятий, отличающихся своими возможностями в привлечении финансовых средств.

К первой группе относятся наиболее успешные предприятия, имеющие историю развития, стабильное финансовое положение и перспективы роста. Они обладают достаточными возможностями для решения финансовых проблем за счет собственных (внутренних) источников или средств партнеров и учредителей. Эти предприятия (или их владельцы) являются собственниками имущества производственного и непроизводственного назначения, под залог которых в случае необходимости могут выделяться кредиты коммерческих и государственных банков. Немаловажно и то, что эти предприятия имеют солидный опыт и навыки применения различных технологий поиска финансовых ресурсов. Поэтому они пытаются минимизировать затраты на привлечение средств и не заинтересованы в получении средств на тех условиях, которые предлагают в настоящее время банки, из-за высоких процентных ставок и краткосрочности кредитования. Этот источник финансирования используется, в крайнем случае, для высокоэффективных проектов при отсутствии других возможностей.

Вторая группа наиболее многочисленна и объединяет предприятия, прошедшие стадию становления, но испытывающие в той или иной степени дефицит ресурсов для своего функционирования и развития. Они заинтересованы в привлечении финансовых средств для решения различных тактических и стратегических задач, но их возможности ограничены недостатком имеющихся у них залогов и гарантий.

К третьей группе относятся убыточные и малорентабельные предприятия с нестабильным финансовым положением, отягощенные долговыми обязательствами, а также недавно созданные, только начинающие свою деятельность. Эти предприятия не обладают свободными средствами и реальными залогами. Для них не существует и отлаженной системы гарантий и страхования инвестиционной деятельности. Политическая, экономическая и правовая нестабильность не стимулирует представителей малых предприятий при финансовых затруднениях закладывать для получения банковских ссуд вследствие чрезмерного риска то единственно ценное, чем они обычно владеют, - квартиры. А имеющиеся производственные активы обычно малоликвидны; помещения и оборудование морально устарели, физически изношены и требуют больших дополнительных инвестиций для запуска эффективного производства. В итоге возможности для поиска финансовых средств у данной группы малых предприятий предельно сужены.

В целом наиболее доступным источником развития для подавляющего большинства малых предприятий являются внутренние ресурсы, лишь четверть субъектов МП пользуется внешними источниками. Проведенные опросы показывают, что первое место среди источников финансирования занимают доходы от собственной деятельности малых предприятий - их отметили 6796 всех участников опроса. Второе место занимает другой внутренний источник - личные средства учредителей малых предприятий (21,7%). Третье место занимает частный кредит, которым пользуются 17,9% малых предприятий. Прочие источники используют 10-15% предприятий. При этом свыше 20% опрошенных руководителей МП указывали на отсутствие возможности для развития своих предприятий.

Анализ источников финансирования в различных отраслях показал, что инвестиционными кредитами чаще всего пользовались малые предприятия в сельском хозяйстве и на транспорте, предполагают пользоваться - посреднические фирмы и также производители сельскохозяйственной продукции. Малые предприятия здравоохранения прибегали к услугам банков реже, чем малые предприятия других отраслей, и впредь намерены делать это значительно реже, чем другие. Малые предприятия сферы услуг почти не получали инвестиционных кредитов коммерческих банков. Впредь рассчитывают на их получение малые предприятия научной сферы, а реже всего планируют прибегать к кредитованию инвестиций через коммерческие банки малые предприятия сферы туризма, спорта и т.п. вследствие меньшей потребности в этом, обусловленной работой с большими суммами наличных денег.

Коммерческий кредит со стороны крупных партнеров был до сих пор наиболее доступен посредническим фирмам, а наименее - малым предприятиям в сфере науки. Но именно они намерены чаще других пользоваться этим источником впредь, реже других - малые предприятия общественного питания. Инвестиционные ресурсы от малых фирм-партнеров чаще других получали посреднические фирмы, значительно реже - малые предприятия в сельском хозяйстве и здравоохранении, в дальнейшем планируют использовать их интенсивнее других малые предприятия в научной сфере, реже прочих - на транспорте. Инвестиционные кредиты физических лиц использовали чаще других малые предприятия в общественном питании (почти каждое второе предприятие), реже - в сельском хозяйстве. Впредь рассчитывают на этот источник финансирования инвестиций несколько чаще малые предприятия научного профиля, реже прочих - туристические фирмы. Самофинансирование было уделом почти двух третей малых предприятий в сфере услуг и научной деятельности, гораздо реже вынуждены были прибегать к нему посреднические фирмы; финансировать инвестиции из этого источника по-прежнему чаще других предполагают малые предприятия научного профиля, реже - общественного питания.

По источникам пополнения оборотных средств в межотраслевом сопоставлении наблюдается картина, схожая с практикой инвестиционного финансирования. И здесь наиболее частыми клиентами банков становятся сельскохозяйственные и посреднические предприятия, а наименее - малые предприятия в сфере услуг, а вот в перспективе на получение кредитов чаще рассчитывают посреднические фирмы и малые предприятия в научной сфере. В коммерческих банках чаще получали кредиты малые предприятия в сельском хозяйстве и в научной сфере, реже всего - туристические фирмы (они, как и малые предприятия в строительстве и сфере услуг, реже прочих рассчитывают на их получение и впредь).

Наконец, самофинансирование оборотных средств - наиболее распространенная практика в туризме и здравоохранении (около двух третей фирм пользуются преимущественно внутренними источниками их пополнения), наименее - на транспорте; однако, скорее всего, именно среди малых транспортных фирм доля самофинансирующихся будет самой высокой, тогда как менее всего рассчитывают на собственные силы малые предприятия общественного питания.

Можно констатировать, что финансовый кризис августа 1998 г. привел к обострению проблем МП, отразившись как на возможностях внутреннего пополнения оборотных средств, так и (в меньшей степени) на финансировании инвестиций вследствие снижения платежеспособного спроса, роста издержек производства. Увеличилось количество предприятий, у которых наблюдаются тенденции к ухудшению показателей деятельности и финансового положения.

В то же время в банковском и инвестиционном секторах накоплены большие ресурсы, однако малый бизнес не в состоянии переключить на себя основные финансовые потоки. Несмотря на достаточно большое количество предлагаемых предпринимателями перспективных для финансирования проектов, они не представляют собой товарный продукт для продвижения на рынке капиталов, а являются “полуфабрикатом”, который не находит своего инвестора или кредитора по следующим причинам:

низкое качество подготовки бизнес-плана,
финансовая несостоятельность предприятий - соискателей инвестиций,
отсутствие гарантий и залогов,
неоптимальные схемы реализации проектов,
отсутствие у предприятий информации о потенциальных источниках и технологиях финансирования,
незнание принципиальных требований инвесторов и “правил” поведения на рынке капиталов и др.
В связи с этим у финансирующих структур создается иллюзия отсутствия проектов, в которые можно вложить /деньги. Предлагая некачественные и поэтому бесперспективные для инвестирования проекты, предприниматели теряют время, средства, силы, желание и импульс к их дальнейшей реализации. Воспользоваться же консалтинговыми услугами по ведению бизнеса и подготовке инвестиционных проектов малым предприятиям, как правило, не позволяют средства.

Вектор государственной политики в инвестиционной сфере был и пока остается направленным на децентрализацию инвестиционных вложений, сохраняется важность собственного капитала для финансирования развития бизнеса.

В итоге весьма ограниченные внутренние финансовые возможности малого бизнеса, недостаточная государственная поддержка этого сектора экономики, низкая активность инвесторов, использование в последние годы преимущественно западных моделей и схем кредитования малого бизнеса, как показала практика, не позволили сформировать многочисленный слой предпринимателей. Лишь немногие малые предприятия имеют собственные достаточные источники финансирования и возможности для привлечения средств.

В настоящее время для успешного привлечения финансовых средств в малый бизнес (как отечественных, так и иностранных) как одного из важнейших условий дальнейшего развития сферы МП необходимы финансовые механизмы и технологии поддержки предпринимательства, соответствующие мировой практике, но при этом адаптированные к российским условиям.

Следует задействовать весь арсенал технологий привлечения в сферу МП финансовых средств. Очевидно, что на эффективность и состав технологий окажут влияние региональные и структурные особенности, социальные и экономические приоритеты, уровень развития рыночной инфраструктуры, степень поддержки местных органов власти. Примером может послужить Москва, где созданы наиболее благоприятные условия для развития МП.

Рассмотрим основные источники и технологии привлечения финансовых средств в сферу МП.


2.3.2. Государственная финансовая поддержка МП

После финансового кризиса августа 1998 г. государству в условиях общего снижения возможностей ведения бизнеса предстоит сыграть решающую роль в запуске механизмов финансовой поддержки МП. Государственная политика в этой области, прежде всего, должна перейти от декларативности к осуществлению конкретных мер.

Государственная финансовая поддержка МП должна всемерно способствовать скорейшему созданию базы для рациональной структуры как регионального хозяйства, так и экономики России в целом. Достижение этой цели связано с разработкой специального механизма финансово-кредитной поддержки МП и решением комплекса взаимосвязанных вопросов, включающих развитие системы гарантий и внедрение в практику компенсации части процентных ставок по кредитам коммерческих банков, налоговые льготы, совершенствование законодательства, информационную поддержку, подготовку кадров, формирование инфраструктуры МП, эффективную координацию действий в этой области федерального центра, субъектов Федерации и органов местной власти.

Государственная финансово-кредитная поддержка МП будет осуществляться по двум основным направлениям.

Первое из них связано с оказанием субъектам малого бизнеса прямой финансовой помощи в виде субсидий, дотаций, кредитов, в том числе льготных и беззалоговых; гарантий по кредитам коммерческих банков; полной или частичной компенсации финансовым структурам недополученной прибыли при кредитовании малых предприятий по пониженной процентной ставке, а также совместного финансирования за счет бюджета и кредитно-финансовых организаций. Такая финансовая помощь может быть как безвозвратной, не оговоренной какими-либо предварительными условиями, так и предполагающей использование средств строго по назначению при условии их возврата или компенсации.

Второе направление представляет собой форму косвенной финансовой поддержки МП, нацеленной на поощрение, стимулирование инвестиционной активности малых предприятий. Соответствующие меры могут включать общегосударственные и региональные режимы льготного налогообложения малых предприятий, внедрения упрощенных схем взимания с них налогов; установление норм ускоренной амортизации оборудования, используемого малыми предприятиями; распространение в сфере МП системы лизинга и т.д.

Целесообразна перестановка акцентов в реализации государственной политики в сфере МП: поддержка субъектам малого бизнеса должна оказываться не напрямую, а преимущественно через кредитно-финансовые организации, обеспечивающие их обслуживание.

Государству следует уделить большее внимание вопросам усиления инвестиционной политики в интересах сферы МП, которая должна учитывать не только объемы необходимых финансовых средств и различные формы инвестиционной поддержки, но и, прежде всего, структурные и региональные приоритеты. Разграничение обязанностей между федеральным центром и субъектами Российской Федерации требует передачи максимума функций, связанных с осуществлением политики финансовой поддержки МП, с федерального на региональный и муниципальный уровни управления.

Должен получить развитие механизм гарантий по инвестиционным кредитам малым предприятиям, включая предоставление государственных гарантий коммерческим банкам, принимающим участие в финансировании сферы МП.

В настоящее время особое внимание необходимо уделять такому методу финансовой поддержки малых предприятий, как предоставление гарантий фондами поддержки малого предпринимательства. Специальные соглашения между фондами и коммерческими банками могут предусматривать выделение определенных объемов кредитных ресурсов для финансирования поддержки инвестиционной деятельности МП под гарантии фондов (при участии фондов в уставном капитале банков либо при размещении в этих банках своих временно свободных денежных средств).

По предварительным оценкам, предоставление государственных гарантий и поручительств по кредитам в сфере МП значительно увеличивает количество проектов и программ, получающих государственную поддержку, по сравнению с прямым предоставлением ссуд из государственных и частных источников. Сложившаяся банковская практика показывает, что кредитные ресурсы, которые могут быть предоставлены коммерческими банками на финансирование предпринимательских проектов при наличии гарантийного обеспечения, в среднем вдвое втрое превышают объем средств, выделяемых государством по гарантийным программам. С учетом того, что государственные гарантии должны предоставляться только на часть испрашиваемого кредита, фактический объем кредитных ресурсов для финансирования МП может превысить выделяемые на эти цели государственные ресурсы в четыре-пять раз, что свидетельствует о существенной эффективности применения данного механизма государственной поддержки МП и его стимулирующем воздействии на частные инвестиции. Кроме того, в случае предоставления гарантий средства не замораживаются на длительное время до полного возврата ссуды, а остаются в распоряжении государственного финансового института и могут быть использованы на другие цели.

Важным направлением использования гарантийного резерва для поддержки инвестиционной деятельности в сфере МП может стать компенсация части процентных ставок по кредитам коммерческих банков, особенно на начальном этапе реализации проекта, когда еще не начался возврат средств. Механизм частичной компенсации также увеличивает количество получателей финансовой поддержки и облегчает доступ малых предприятий к коммерческим кредитам.

В основном механизм компенсации разницы в процентных ставках по коммерческим кредитам, выдаваемым субъектам МП, действует следующим образом. Если экспертиза инвестиционного проекта показывает, что он может быть реализован только при условии предоставления коммерческого кредита по льготной ставке, то государственный орган поддержки предпринимательства в лице федерального или регионального фонда может принять решение о предоставлении конкретному заявителю займа на общую сумму компенсации процентной ставки. Это позволяет заявителю компенсировать кредитующей финансовой организации разницу в процентных ставках по предоставляемому кредиту. Условия предоставления займа должны предусматривать начало погашения после планового окончания выплат по полученному кредиту в сроки, удовлетворяющие как заявителя, так и фонд.

В отдельных случаях, при рассмотрении особо важных социальных проектов общефедерального значения, может быть принято решение о предоставлении заявителю субсидии на покрытие разницы в процентных ставках. При этом субсидии, выделяемые на эти цели, должны иметь подтверждение высших органов как средства целевого бюджетного финансирования.

В целом механизм компенсации разницы в процентных ставках кредиторам по проектам малого бизнеса должен стимулировать долгосрочные вложения в производственную сферу и снижать первоначальные затраты инициатора конкретного проекта, создавая таким образом благоприятные условия для инвестирования временно свободных средств коммерческих кредитно-финансовых учреждений в проекты малого бизнеса.

Для повышения эффективности вышеуказанных мероприятий необходимо расширить - при участии государства - обучение, подготовку, переподготовку и повышение квалификации специалистов всех категорий, имеющих отношение к финансовой поддержке МП, а также предпринимателей, работающих в области инвестиционного проектирования, финансирования и управления реализацией проектов. В настоящее время масштабная подготовка специалистов в этой области практически не ведется.

Подготовку кадров необходимо сочетать с изданием и распространением доступных учебно-методических материалов на различных носителях.


2.3.3. Кредиты банков

Важнейшей задачей в области финансово-кредитной поддержки МП является повышение роли банковского кредита как классической формы заимствования финансовых средств. Банкам следует внедрить новые гибкие и мобильные технологии работы с малыми предприятиями, учитывающие их интересы и нужды. Ориентация банков на работу только с крупными клиентами не позволит им по мере развития МП обслуживать важный сегмент рынка и лишит их перспективных источников доходов. Как говорилось выше, государство должно активно содействовать сближению банковской системы с МП.

В связи с этим необходимо дальнейшее снижение доли всех внебанковских источников привлечения заемных ресурсов, в частности доли финансирования, за счет сужения базы внутренних источников вследствие кризисных явлений.

Кроме кредитных операций банки смогут выполнять также другие специфичные и уникальные функции:

а)инициировать мобилизацию финансовых средств для реализации конкретных инвестиционных проектов МП;

б)инвестировать в проекты собственные или привлеченные средства;

в)гарантировать возврат инвестируемых средств;

г)служить финансовым институтом по обслуживанию инвестиций (все платежи выполняются через конкретный - уполномоченный - банк).

Финансовый кризис в очередной раз подорвал доверие предпринимателей к российской банковской системе в лице коммерческих банков. Вследствие этого возрос интерес предпринимателей к Сбербанку России, который рассматривается в ближайшей перспективе в качестве основного источника кредитных ресурсов для малого бизнеса.

Важным источником кредитных ресурсов для МП останутся средства международных финансово-кредитных организаций, например, Европейского банка реконструкции и развития, распределяемые через сеть уполномоченных российских банков.

Привлечению дополнительных финансовых ресурсов в сферу МП могут способствовать развитие и правовое урегулирование вопросов ипотечного кредитования, т. е. предоставления заемных средств под залог недвижимого имущества малого предприятия или физического лица, начинающего предпринимательскую деятельность. Объектом ипотечного кредитования может служить имущество, как принадлежащее малому предприятию на правах собственности, так и личное имущество предпринимателя. В настоящее время уже осуществляется кредитование под залог квартир, а в дальнейшем таким объектом должна стать и земля.

Российским банкам необходимо развивать такие же финансовые услуги для малых предприятий, какие предоставляют на Западе. Но при этом, учитывая специфику России, следует делать акцент на более детальной подготовке и экспертизе каждого проекта независимо от суммы кредитования, более ориентируясь на оценку рыночных перспектив реализации проекта, потенциальных возможностей предприятия и команды управления, чем на стоимость их основных фондов и размер залога.

Кредитование инвестиций малых предприятий коммерческими банками будет зависеть от преобладающих тенденций в развитии МП, но рассчитывать на значительный рост объема предоставляемых кредитов пока не приходится.


2.3.4.Новые формы кредитных организаций

Механизм финансово-кредитной поддержки МП включает развитие новых форм сотрудничества малых предприятий в области кредитования.

Поскольку значительные резервы привлечения инвестиций в сферу МП заложены в развитии внебанковского рынка капитала, федеральный Закон “О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации” определил основные правовые и организационные аспекты развития системы взаимного кредитования малых предприятий путем учреждения обществ взаимного кредитования (ОВК) - кредитных кооперативов и союзов, представляющих собой форму организации взаимного кредитования физических и юридических лиц, которые не прибегают к помощи банков и других внешних финансовых источников, а работают по принципу кассы взаимопомощи.

ОВК создаются для укрепления кредитоспособности и финансовой устойчивости групп малых предприятий путем аккумулирования их временно свободных денежных средств и предоставления кредитов предприятиям - участникам общества. ОВК самостоятельно определяют размер, периодичность и порядок внесения вкладов в кредитный фонд, а также условия, сроки и лимиты кредитования.

ОВК максимально учитывают специфику МП и ориентированы на интересы малых предприятий - его пайщиков, расширяя тем самым возможности финансирования МП по сравнению с банковским кредитованием.

Широкое распространение этой перспективной формы организации кредитования МП требует активного участия государства, которому необходимо ускорить разработку и принятие стимулирующей развитие ОВК нормативно-правовой базы.


2.3.5.Альтернативные источники привлечения средств

Пока наиболее доступной для малых предприятий и поэтому широко распространенной формой привлечения средств является частный кредит - привлечение займов друзей, знакомых, родственников, предприятий-партнеров, доверенных финансовых организаций, теневых структур.

Средства могут привлекаться малыми предприятиями для разных целей и на разных условиях. Однако, в целом, частный кредит для предпринимателей предпочтительнее, нежели банковский, благодаря большей продолжительности сроков кредитования, невысоким процентным ставкам, меньшей требовательности к предоставлению гарантий возврата кредита и к подготовке документации, оперативности в получении.

Привлечение средств из частных источников будет продолжать играть важную роль как для решения текущих проблем малых предприятий - прежде всего, пополнения оборотных средств, - так и для финансирования инвестиций.

Кризис банковской системы привел к оттоку вкладов в частный сектор и увеличению денежной массы свободных средств, но несмотря на это доля этого источника финансирования МП в дальнейшем будет сокращаться.


2.3.6. Ресурсосберегающие формы привлечения средств

Наиболее перспективная ресурсосберегающая форма привлечения средств - лизинг - предоставляет малым предприятиям дополнительные возможности и снижает отдельные факторы риска для участников инвестиционного рынка по сравнению с другими финансовыми формами, что особенно повышает его привлекательность для малого бизнеса. В частности, лизинг позволяет снижать объем необходимых инвестиций; предоставлять соискателям инвестиций не денежные средства, а оборудование, которое будет использоваться по прямому назначению и одновременно может выступать в качестве залога (при неудачной реализации проекта возвращается к лизингодателю); более гибко расходовать часть свободных средств, получаемых в процессе эксплуатации оборудования и обслуживания лизинговых платежей.

Опыт многих стран показал, что лизинг в определенное время становится действенным рычагом развития предпринимательства, особенно в сфере малого бизнеса. Он выполняет ряд важных функций, связанных с привлечением частных инвестиций в создание нового основного капитала, оперативным использованием производственных активов, расширением и освоением новых рынков сбыта.

Одна из основных причин ограниченности распространения лизинга в России связана с несовершенством нормативно-законодательной базы.

Становление рынка лизинговых услуг, ориентированного на МП, требует качественного изменения механизмов и структуры его поддержки на федеральном и региональном уровнях. Суть этого изменения заключается в отказе от адресности или направленности поддержки на отдельное малое предприятие и обеспечении, прежде всего, на региональном уровне экономически комфортной среды для реализации лизинговой сделки с участием субъекта МП.

Для этого предлагается построение двухуровневой инфра-, структуры развития лизинга для поддержки малого бизнеса. На региональном уровне необходимо создать сеть специализированных региональных лизинговых компаний, а на уровне экономических районов России - межрегиональные лизинговые центры.

Специализированные региональные лизинговые компании ориентируются на реализацию инвестиционных проектов субъектов МП за счет привлечения средств местных источников, способствуя тем самым насыщению местных рынков товаров и услуг, а также созданию дополнительных рабочих мест.

Эта работа проводилась в период реализации мероприятий Федеральной целевой программы государственной поддержки малого предпринимательства на 1996-1997 гг. В частности, были созданы региональные лизинговые компании в Москве, Московской, Нижегородской, Томской областях, Краснодарском крае и в других регионах.

Опыт создания подобных компаний в целом дал положительные результаты. В частности, Московская лизинговая компания в 1994- 1999 гг. предоставила имущество в лизинг субъектам малого предпринимательства на сумму более 121 млн. руб. Структура имущества, предоставленного субъектам малого предпринимательства в лизинг, такова (%):

деревообрабатывающее оборудование - 21
полиграфическое оборудование - 19
транспортные средства (грузовики) - 1б
упаковочное оборудование - 9
фотолаборатории - 8
минипекарни - 4
Межрегиональные лизинговые центры должны выполнять функции опорного звена в экономических районах России. В их задачи входят:

финансовая поддержка на основе лизинга инвестиционных проектов и программ, реализация которых экономически эффективна только на межрегиональных рынках сбыта;
привлечение средств частных инвесторов и обеспечение субсидиарной ответственности гарантов межрегионального инвестиционного цикла;
создание и развитие вторичного рынка технологического оборудования, расширение кооперации крупных промышленных предприятий и товаропроизводящих субъектов МП;
осуществление консультационно-методических услуг по разработке бизнес-планов инвестиционных проектов на основе лизинга.
Принимая решение о поддержке создания межрегиональных и региональных структур, необходимо помнить, что лизинг - это, прежде всего, коммерческая деятельность. Государственное участие (в первую очередь, региональных администраций) в формировании региональных лизинговых структур позволит обеспечить условия для решения социально-экономических задач региона, а также станет реальной предпосылкой создания и функционирования региональных финансовых пулов для развития регионального лизинга.

Прекращение с 1997 г. финансирования мероприятий федеральной программы поддержки МП приостановило работу по созданию региональных и межрегиональных лизинговых структур.

Отметим и такую привлекательную ресурсосберегающую форму привлечения средств, как франчайзинг. Роль его для МП будет возрастать, так как он позволяет предпринимателю начать собственное дело, пользуясь чужим опытом, знаниями и поддержкой.


2.3.7. Другие источники привлечения средств

Одним из наиболее перспективных источников средств для развития МП, получившим, однако, слабое распространение в России, является привлечение венчурного (рискового) капитала.

Венчурное финансирование осуществляется в разных формах, его источниками могут быть специализированные венчурные фонды и индивидуальные инвесторы.

В основе венчурного финансирования лежит вложение средств новых партнеров в развитие, прежде всего, инновационных предприятий, сопровождающееся появлением новых собственников бизнеса и перераспределением долей акционерного капитала.

Спрос на венчурный капитал намного превосходит его предложение. Одной из причин такого положения является отсутствие адекватной законодательной базы. Роль государства в этом отношении трудно переоценить. Именно венчурный бизнес может выступить в качестве мощного катализатора притока инвестиционных ресурсов в сферу МП и стимулировать подъем национальной промышленности.

Перспективным представляется формирование устойчиво работающих групп (наподобие финансово-промышленных), включающих в себя в разной пропорции - в зависимости от региональных, отраслевых и других особенностей - российские банки, иностранных инвесторов, фонды поддержки предпринимательства, консалтинговые фирмы, страховые, лизинговые компании, общества взаимного кредитования, паевые фонды и другие организации, потенциально заинтересованные в участии в кредитно-финансовых потоках в сфере малого бизнеса.

Такие группы в лице конкретных уполномоченных (в том числе государственными органами) банковских учреждений, входящих в них, смогут намного эффективнее привлекать и использовать в рамках принятых внутри групп схем и программ значительные объемы внутренних и внешних инвестиций. Это серьезно облегчит привлечение средств под небольшие проекты. Иностранные инвесторы могут быть представлены самыми разнообразными программами и организациями, обладающими финансовыми или другими ресурсами, независимо оттого, имеют или не имеют они свои филиалы и представительства в стране.

Необходимо предусмотреть активное использование новых для России видов залогов и обеспечения кредитов (что уже происходит на практике) с приведением в соответствие нормативно-правовой базы: прав на аренду помещений, интеллектуальную собственность; взаимной или коллективной ответственности заемщика и его доверенных лиц (например, при микрокредитовании).

Завершая анализ инвестиционной и финансово-кредитной политики поддержки малого предпринимательства, можно сделать следующие выводы. Подавляющая часть российских малых предприятий испытывает недостаток денежных средств, ограничивающий рост производства.

Наиболее доступным источником развития для большинства малых предприятий являются внутренние ресурсы (доходы от собственной деятельности, личные средства учредителей); лишь четверть субъектов МП пользуется внешними источниками (частными кредитами и др.). Свыше 20% опрошенных руководителей малых предприятий указывали на отсутствие возможности для развития их предприятия.

Финансовый кризис августа 1998 г. привел к обострению финансовых проблем МП, отразившись как на возможностях внутреннего пополнения оборотных средств, так и (в меньшей степени) на финансировании инвестиций вследствие снижения платежеспособного спроса, роста издержек производства.

Условия и возможности финансирования российского МП отличаются от западных. Для успешного привлечения финансовых средств (как отечественных, так и иностранных) в малый бизнес - одного из важнейших условий дальнейшего развития этого сектора экономики - необходимы финансовые механизмы и технологии поддержки предпринимательства, отвечающие мировой практике, но при этом адаптированные к российским условиям. Следует задействовать весь арсенал технологий привлечения финансовых средств в сферу МП.

Государство должно сыграть решающую роль в запуске механизмов финансовой поддержки МП. Необходимы разработка специального механизма финансово-кредитной поддержки сферы МП и решение комплекса взаимосвязанных вопросов, включающего развитие системы гарантий и внедрение в практику компенсации части процентных ставок по кредитам коммерческих банков, налоговые льготы, совершенствование законодательного пространства, информационную поддержку, обучение кадров, развитие инфраструктуры МП, эффективную координацию в этой области федерального центра, субъектов Федерации и органов местной власти.

Важнейшей задачей в области финансово-кредитной поддержки МП является повышение роли банковского кредита как классической формы заимствования финансовых средств. В связи с этим в дальнейшем предполагается снижение доли всех внебанковских источников привлечения заемных ресурсов. Российским банкам необходимо развивать весь спектр финансовых услуг для МП.

Повысится роль других источников финансирования и форм привлечения средств - обществ взаимного кредитования (ОВК), лизинга, франчайзинга, венчурного финансирования.


2.4. СОБСТВЕННОСТЬ И ИМУЩЕСТВЕННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ МАЛЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ

В современном рыночном хозяйстве малое и среднее предпринимательство выполняет целый комплекс экономических и социальных функций, имеющих, как по отдельности, так и в совокупности, огромное значение для стабильности общества, утверждения созидательного характера рыночных механизмов и конкуренции. В числе этих функций - поддержание и постоянное пополнение среднего класса современного общества, а также выдвижение наиболее талантливых и динамичных представителей предпринимательского сословия.

Однако эта и другие функции малого и среднего предпринимательства могут быть реализованы лишь тогда, когда эта сфера хозяйствования сама достигает известной степени экономической зрелости и устойчивости. Одним из важнейших показателей такой зрелости является усиление позиций малого предпринимательства как собственника устойчиво растущей доли совокупного общественного производительного (коммерческого) капитала. Без экономически значимых собственнических позиций сфера МП не может претендовать на реальное пополнение среднего класса, рассчитывать на нормальный приток кредитных ресурсов и активное взаимодействие с крупным бизнесом. Без нормального собственнического статуса МП трудно рассчитывать на преодоление психологии рвача-однодневки, на формирование нового менталитета российского предпринимательства в целом. Наконец, без устойчивого собственнического статуса малых предприятий невозможно использование цивилизованных или щадящих процедур банкротства предприятий, учитывающих в одинаковой степени интересы кредиторов, самих предпринимателей, нанятых работников, клиентов и всех тех, чьи экономические интересы так или иначе связаны с функционированием этих предприятий.

Российский малый бизнес, несмотря на все проблемы и трудности становления, уже прошел начальные стадии своего развития, обретя определенную зрелость и даже самодостаточность, однако его позиции именно как собственника капитальных активов еще крайне слабы. Конечно, в силу специфики тех видов экономической активности, которые сегодня реально доступны малому бизнесу, сектор МП не может рассчитывать на долю в совокупном капитале, адекватную его участию в создании ВВП страны (порядка 10-12/6), поскольку наиболее капиталоемкие виды хозяйственной деятельности пока остаются за пределами экономических возможностей малого бизнеса. И это относится не только к сырьевым и первичным отраслям народного хозяйства, в которых малый бизнес выполняет, как правило, вспомогательную роль, но и к достаточно масштабным и дорогостоящим инновационным, научно-техническим и проектно-конструкторским разработкам, которые пока также не по силам малому предпринимательству России.

Стремление развиваться за счет минимальных стартовых затрат в основной капитал характерно для МП во всех странах. Это заставляет представителей малого бизнеса прибегать к аренде и субаренде, лизингу, минимизируя использование оборотных капиталов. Однако рано или поздно малый и, тем более, средний бизнес переходит в ту стадию своего развития, на которой расширенное воспроизводство его капиталов требует их закрепления в полную собственность. Это повышает авторитет малых предприятий в предпринимательской среде, уменьшает зависимость от непредсказуемых факторов “внешней среды”, а также позволяет получать банковские кредиты под собственное надежное обеспечение, а значит, на более льготных условиях, в том числе и инвестиционные кредиты.

К сожалению, процесс этой трансформации в российском МП явно затянулся. Сегодня доля малых предприятий-собственников в основном капитале страны составляет примерно 1,5% от общей стоимости этого капитала, в том числе доля в собственности на производственно-коммерческие капитальные активы - 2-2,5%. Такие показатели не соответствуют даже ограниченному развитию малого бизнеса в нынешних российских условиях.

Анализ причин сложившегося положения позволяет обосновать те меры, которые способны изменить его к лучшему. К сожалению, часто преобладает мнение, что ограниченность экономических позиций предпринимателей как собственников в российском малом бизнесе обусловлена отсутствием у них достаточных финансово-инвестиционных ресурсов. Однако, по оценке российских экспертов, российский малый бизнес располагает огромным невостребованным потенциалом самофинансирования, который по самым скромным подсчетам составляет примерно 40-60 млрд. руб., или двух -трехкратный объем годовой инвестиционной активности малого бизнеса (по вложениям в основной капитал). В 1997 г. инвестиции малых предприятий в основной капитал составили 22,1 млрд. руб. (в ценах 1998г.), или 5,4% всех инвестиций, направленных на развитие всей экономики и социальной сферы в России. Характерно, что явное преимущество в инвестировании наблюдается среди малых предприятий реального сектора экономики, во всяком случае, их доля в валовых инвестициях всего малого бизнеса выше, чем в объеме произведенной продукции и услуг. Так, в 1997 г. доля строительных малых предприятий в инвестициях малого бизнеса составляла 41%, а их доля в совокупном производстве товаров и услуг в сфере малого бизнеса - 22,3%. В промышленности эти показатели составляли соответственно 25,6 и 22,4%. Однако, как было отмечено выше, в целом инвестиционный потенциал МП остается в основном невостребованным.

Почему же малые предприятия воздерживаются или не в состоянии аккумулировать на правах собственников значительные капиталы производственного и общекоммерческого предназначения? Существует несколько причин, причем настолько неоднозначных, что любое определение степени их важности едва ли окажется объективным.

В настоящее время стремление малого бизнеса к умножению собственности на основной капитал существенно сдерживают неустойчивость рынков, вынужденная многопрофильность, даже “всеядность”-малых предприятий, которая во многих случаях помогает им выживать в своеобразной рыночной среде российской экономики. Неслучайно наибольшие инвестиции в секторе МП наблюдаются в строительстве, т.е. там, где рынки наиболее устойчивы, а направления хозяйственной деятельности достаточно однородны (монтаж зданий, оборудования, отделочные работы и пр.). Отсутствие вторичного рынка оборудования также удерживает малые предприятия от крупных вложений в собственный основной капитал.

Важную роль в регулировании этого процесса играет фактор согласованности условий приобретения элементов пассивного капитала (зданий и сооружений) и активного капитала (производственно-технологического оборудования, транспортных средств и пр.).

Мировой опыт хозяйствования и управления в малом бизнесе показывает, что наибольшую уверенность и динамизм малым предприятиям придает положение, при котором условия приобретения элементов пассивного и активного капитала совпадают. Если основные фонды активной и пассивной частей арендованы (получены по лизингу, франчайзингу и пр.), то экономическая самостоятельность малого предприятия очень низка, но относительно краткие сроки аренды могут помочь ему сохранить достаточную гибкость в условиях нестабильных рынков и ограниченного покупательского спроса. Малое предприятие, базирующееся только на своей собственности на основной капитал, экономически совершенно самостоятельно, однако менее маневренно в выборе направлений хозяйственной деятельности и технологий. Однако в современной развитой рыночной экономике подобная инерционность компенсируется наличием вторичного (“second-hand”) рынка технологического оборудования для сектора МП, а также значительно большей возможностью для малого предприятия-собственника получить льготный кредит на модернизацию и переориентацию своего производства или иную форму его адаптации к меняющимся рыночным условиям.

Наиболее проблематична в этом смысле ситуация, при которой экономико-правовые условия использования пассивной и активной частей функционирующего основного капитала не совпадают, что фактически доминирует в российском малом бизнесе: оборудование приобретается в собственность, а производственные и иные помещения, а также земельные участки арендуются. Если срок аренды достаточно длителен (во всяком случае, заведомо превышает срок службы устанавливаемого оборудования), то двойственное положение малого предприятия - одновременно собственника и арендатора - не вызывает проблем.

Однако в российской практике арендные отношения, складывающиеся вокруг сектора МП, характеризуются рядом тенденций к ущемлению интересов малых предприятий как инвесторов и собственников основного капитала. Во-первых, не всегда удается арендовать помещение на длительный срок; во-вторых, арендодатель под благовидным “объективным” предлогом может прервать договор аренды в любой момент, выставив малое предприятие-арендатора на улицу; в-третьих, арендодатели, ссылаясь на всевозможные “объективные” причины (инфляцию, введение новых налоговых инструментов и ставок налогообложения), постоянно повышают арендную плату, пользуясь безвыходным положением малого предприятия. Это, разумеется, не вдохновляет малые предприятия на то, чтобы принять на себя инвестиционный риск, связанный со значительной массой собственного основного капитала.

Накоплению собственного основного капитала в сфере МП существенно препятствует отсутствие специализированного оборудования отечественного производства для малых форм хозяйствования в различных отраслях экономики и вторичного рынка импортного производственного оборудования (стоимость нового оборудования достаточно высока, тем более, если оно сразу приобретается в собственность).

Серьезным препятствием для накопления собственного основного капитала также служит и фактор налогообложения. Не секрет, что малому предприятию, особенно в начале его деятельности, в целях выживания приходится уклоняться от уплаты налогов в полном объеме (например, длительная работа без прибыли и пр.). Однако налоги на имущество относятся к той категории налоговых платежей, избежать которых, наиболее сложно. Кроме того, ныне российский малый бизнес оказался под прессом так называемого единого налога на вмененный доход. Однако принципы самого “вменения” и введения к нему неких поправочных коэффициентов весьма неопределенны и, по сути, отданы “на откуп” региональной и местной администрациям. В этих условиях объем собственности на основной капитал также может оказаться в числе факторов, увеличивающих налоговое бремя малых предприятий, ухудшая тем самым их положение.

При оценке имущественных и собственнических перспектив российских малых предприятий следует учитывать и достаточно высокую степень криминализации предпринимательской среды. Статус собственника как бы выводит малое предприятие на новый уровень, провоцируя повышенные требования к нему криминальных и бюрократических структур, что вынуждает его защищать свое имущество. Однако страхование в данном случае для малого предприятия практически недоступно.

В настоящее время можно предложить комплекс стимулирующих мер (прежде всего, налоговых), которые позволили бы российским малым предприятиям в большей мере ориентироваться на накопление реального капитала, в том числе за счет создания новых и перераспределения имеющихся производственных мощностей и помещений. Именно в контексте инвестиционно-имущественной поддержки МП наиболее последовательно может быть реализован тезис, согласно которому государственная поддержка должна, прежде всего, стимулировать саморазвитие малого бизнеса.

Сейчас, когда так называемая “малая приватизация” уже завершена, существует несколько направлений дальнейшего укрепления статуса собственника для представителей российского малого бизнеса. Во-первых, это инвестиции, а во-вторых - прямое перераспределение имущественных массивов для их использования в сфере МП.

Инвестиционная активность малого бизнеса-, практике управления достаточно хорошо известны те рычаги, с помощью которых можно решить в той или иной степени данную задачу. К ним относятся скидки (вплоть до полного освобождения) по налогу на имущество; ступенчато-регрессивный, но достаточно продолжительный инвестиционный налоговый кредит (на срок до 4-5 лет); налоговые льготы по лизингу, особенно завершающемуся приобретением объекта лизинга в собственность малого предприятия.

Прямое перераспределение имущественных массивов для использования их в сфере МП: реализация этого направления сталкивается с целым рядом экономических и правовых проблем. Хорошие возможности для его использования существовали на стартовом этапе реформ, когда практически решался вопрос о методах приватизации крупных государственных предприятий, о путях использования приватизации как инструмента активной рыночно ориентированной структуризации и адаптации этих предприятий. Уже тогда высказывалось мнение о том, что лучшим способом решения этой задачи явилось бы создание - непосредственно в рамках самого процесса приватизации - на базе многопрофильных промышленных супергигантов системы самостоятельных малых и средних предприятий. Однако в приватизации возобладали методы, крайне инертные по отношению к структурной перестройке предприятий и условиям их инвестирования. Вследствие этого приватизация в большинстве случаев не только не обеспечила качественно новый уровень работы этих предприятий, но и зачастую заводила их в финансово-хозяйственный тупик: мощности простаивают, производственно-технологические комплексы разрушаются, а все более-менее ценное разворовывается. Это уже само по себе делает “переадресацию” этих мощностей малому и среднему предпринимательству более проблематичной, чем 7-8 лет назад. Кроме того, даже бездействующие площади и производственные мощности ныне уже не являются государственной собственностью, поэтому, несмотря на удручающую картину распада этих предприятий, государство не вольно ими распоряжаться. Однако известные возможности в этом направлении еще сохранились.

Во-первых, несмотря на столь продолжительный марш к рынку и активную приватизацию, государство еще продолжает оставаться на позиции весьма крупного собственника в российской экономике, во всяком случае, более весомого, нежели малое и среднее предпринимательство. Так, по данным на 1998 г. (более поздние еще не опубликованы), в публичной (т.е. государственной и муниципальной) собственности находилось около 40% основного капитала российской экономики, в том числе (к итогу 100%) в федеральной собственности - 40-42%, в собственности субъектов Федерации и муниципальной собственности - 58-60%. Однако прямая трансферта этих имущественных массивов как форма поддержки малого и среднего бизнеса и средство укрепления его собственнических позиций осложнена рядом обстоятельств. Прежде всего, имущество, оставшееся в государственной и муниципальной собственности (помимо предприятий федерального значения, общегосударственных инфраструктурных комплексов и так называемого “социального капитала”), - это, как правило, технически наиболее отсталые предприятия, требующие для “реанимации” - даже в пределах их обособленных производственно-технологических комплексов - огромных средств, которыми не располагают ни малый бизнес, ни институты их поддержки. Далее, преобладающая часть государственной собственности на основной капитал сосредоточена в виде долей капитала (акционерных пакетов), часто достаточно малых - ниже контрольного и даже блокирующего пакета акций. При таких условиях осуществить прямую трансферту имущественных массивов предприятий в пользу малого и среднего бизнеса достаточно затруднительно, хотя при желании определенные экономико-правовые механизмы найти можно. Наконец, надо иметь в виду плохую инвентаризацию элементов государственной и муниципальной собственности. Экспертиза их ценности как материально-производственной базы для развития малого и среднего бизнеса не проводилась, хотя очевидно, что любая имущественная трансферта (на тех или иных условиях) эффективна только при широчайшей информированности, реальной конкурсное™ инвестиционных проектов, а также комплексном (“пакетном”) характере поддержки малых и средних предприятий - бенефициаров такой имущественной трансферты.

Во-вторых, даже утратив свои решающие позиции собственника значительной массы основного капитала, государство продолжает сохранять определенные рычаги, с помощью которых оно может и должно регулировать эффективное использование ресурсов, включая определенную мобильность капитальных благ. Это - налогообложение имущества, которое должно заставить собственников всех категорий реализовывать избыточные производственные мощности и территории, в том числе переуступая их предприятиям малого и среднего бизнеса. Можно создать такой налоговый механизм, который будет удовлетворять всех партнеров, заинтересованных в переуступке собственности, не подрывая при этом налогооблагаемую базу бюджетов всех уровней.

Для практической реализации рассмотренных подходов необходимо усилить взаимодействие имущественной поддержки малого и среднего бизнеса с процессами реструктуризации, банкротства и санации крупных предприятий. Важно тщательно проанализировать уже имеющуюся в отдельных регионах России практику имущественной поддержки предпринимательства, ее эффективность и взаимодействие с другими направлениями содействия развитию этого сектора хозяйствования. В отдельных случаях регионам может быть предоставлено право имущественной поддержки малых и средних предприятий не только за счет собственности субъектов Федерации и муниципальной собственности, но и за счет долей федеральной собственности (по аналогии с практикой передачи регионам федеральных пакетов акций).

Федеральные и региональные целевые программы развития и поддержки сектора МП должны включать в себя комплекс мероприятий по инвентаризации бездействующих производственных и иных площадей предприятий всех форм собственности и организационно-хозяйственных форм с одновременной независимой экспертной оценкой возможности использования этих площадей для нужд развития МП и необходимых для этого единовременных “стартовых” инвестиционных ресурсов. Собственников, удерживающих простаивающие, но потенциально дееспособные для МП производственно-технологические комплексы, производственные площади и пр., следует жестко “наказывать” через механизмы налогообложения. Одновременно необходимо разработать и предложить иные экономико-правовые механизмы (аренды, передачи в доверительное управление и пр.), позволяющие в рамках действующего законодательства мобилизовать эти площади на нужды малого бизнеса (раздельно для объектов частной и смешанной собственности, а также объектов государственной и муниципальной собственности). Аналогичные меры должны быть приняты по отношению к объектам незавершенного строительства. Итоги инвентаризации (реестры) должны быть максимально доступны для потенциальных инвесторов/арендаторов, в том числе и за пределами конкретного региона.

С учетом нужд малого бизнеса следует скорректировать и существующую практику выведения производственных мощностей в резерв. Производственные мощности, признанные экспертизой пригодными для малого и среднего предпринимательства, должны выводиться в резерв только на ограниченный срок и при условии включения их в названный выше открытый реестр. Целесообразно разработать методику конкурсного распределения производственных и иных площадей наиболее дефицитных видов с учетом включения в конкурсный приз не только этих площадей, но и определенной финансовой поддержки для их производственного освоения (кредитов, гарантий по кредитам, лизинга необходимого дополнительного оборудования и пр.). Условия конкурса могут включать требования по кооперированию малого предприятия с “базовым”, созданию определенного количества рабочих мест для его работников, участию в решении хозяйственно-инфраструктурных и социальных проблем предприятий и территорий и пр.

Целесообразно также разработать специальные меры, позволяющие создавать самостоятельные, дееспособные малые предприятия на базе отчуждаемых (отделяемых) от крупных предприятий комплексов жилищно-коммунального и социального обслуживания, например, через систему “смешанного финансирования” (местный бюджет - базовое предприятие - потребители жилищно-коммунальных и социальных услуг).

В налоговом стимулировании нуждается практика аренды или передачи крупными предприятиями малому бизнесу бездействующих производственных площадей при условии их использования для производственных целей и создания дополнительных рабочих мест. Содействие этой форме взаимодействия малого и крупного бизнеса должно носить “пакетный характер”. В частности, передача производственных площадей и мощностей малым предприятиям должна сопровождаться целевыми ссудами органов государственной и иной поддержки, предназначенными для становления новых малых производственных структур.

Необходимо законодательно обеспечить радикальное изменение процедуры банкротства, в частности, применительно к малому бизнесу. В данном случае процедура банкротства должна быть направлена не на полное разорение и фактическое прекращение деятельности предприятия, а на конкурсную передачу бизнеса новым владельцам, берущим на себя ответственность за сохранность основного массива собственности и злоупотребление капиталами, вложенными в данное предприятие. Следует предусмотреть возможности выкупа обанкротившегося малого предприятия крупным (например, преобразуя его в дочернее предприятие), если оно заинтересовано в сохранении данного производства для своих хозяйственных целей.


2.5. ИНФРАСТРУКТУРА РАЗВИТИЯ И ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ МАЛОГО БИЗНЕСА В РОССИИ

Комплексная и эффективно функционирующая инфраструктурная среда выступает одной из главных доминант развития малого предпринимательства, а также осуществления результативных мер его поддержки на государственном и муниципальном уровнях. Практически с первых шагов возрождения малого предпринимательства как экономически значимого компонента нового рыночного хозяйства в России начала складываться и соответствующая система инфраструктурных институтов, причем, с одной стороны, стихийно, а с другой - благодаря целенаправленным действиям государственных и общественных структур, а также реализации программ международной помощи малому бизнесу России. Сегодня инфраструктура развития и поддержки малого и среднего бизнеса (помимо институтов федерального уровня) охватывает 80 региональных фондов поддержки, 52 региональных агентства в системе РАПМСП, 4б межрегиональных маркетинговых центров во главе с ММЦ “Москва”, 31 региональный информационно-вычислительный центр, 54 региональных бизнес-инкубатора, 30 бизнесцентров, 98 учебно-деловых центров (в том числе 67 - в рамках Морозовского проекта); формируется система технопарков; созданы два региональных центра правовой и экономической безопасности малого и среднего предпринимательства.

Региональное распределение этих институтов инфраструктуры очень неравномерно и, в принципе, обнаруживает' прямую зависимость между результатами их деятельности и количественными и качественными показателями развития МП в конкретных регионах. Более того, к 1996-1997 гг. в некоторых наиболее “продвинутых” субъектах Российской Федерации система институтов инфраструктуры развития и поддержки малого и среднего предпринимательства стала обретать черты комплексности и достаточной завершенности.

Однако позитивный процесс количественного роста и качественного совершенствования работы этих институтов так и не получил своего логического завершения в виде целостной и взаимосвязанной инфраструктурной системы, своего рода “окружающей среды” для предпринимательства, способной охватить все стороны деятельности и все потребности малых и средних предприятий различных отраслей экономики, различной степени “хозяйственной зрелости” и пр.

Более того, продолжающийся с августа 1998 г. острый экономический и финансовый кризис во многом перечеркнул то в рыночных преобразованиях в России, что казалось уже близким к завершению. При этом кризис не только подорвал внутренние импульсы развития сектора МП; чувствительный удар пришелся также и на такой аспект формирования предпринимательской среды, как становление и финансовое обеспечение деятельности объектов рыночной инфраструктуры, тяготеющих, прежде всего, к потребностям субъектов МП.

Инфраструктура поддержки МП в российской экономике изначально была призвана решать двуединую задачу: во-первых, стимулировать рост и саморазвитие малых предприятий и, во-вторых, направлять их активность преимущественно в те сферы хозяйственной деятельности, которые в перспективе наиболее отвечают потребностям национальной экономики. Однако до последнего времени российская инфраструктура развития и поддержки малого бизнеса так и не смогла решить ни одной из этих задач в полном объеме.

Вследствие многочисленных причин правового, организационного, финансового и информационного характера образовался разрыв между номинальным ростом численности и многообразием видов инфраструктурных институтов поддержки малых предприятий и практической результативностью их деятельности. Деятельность указанных институтов - и на федеральном, и на региональном уровне - неполно и непоследовательно интегрировалась в соответствующие целевые государственные программы. Финансирование государственных программ поддержки МП, как федерального, так и регионального уровня, осуществлялось и осуществляется в минимальном объеме и очень неравномерно. Исключением является Москва, которая финансирует программы поддержки МП практически в полном объеме. Как следствие, в большинстве фондов поддержки, центров развития малого и среднего предпринимательства и других подобных инфраструктур средств хватает только на зарплату служащим (и то не всегда). На бесплатные консультации, обучение работников малых предприятий, предоставление информации и т.п. российских средств нет. На глазах чахнут, не обретя способности к финансовой самодостаточности, различные институты поддержки малого и среднего бизнеса, созданные в ходе реализации проектов международной помощи. Но часто даже те немногие, еще реально возможные меры поддержки, которые могут быть предоставлены малым предприятиям на местах бесплатно или на льготных условиях, не находят своего адресата. Опросы показывают, что очень многие малые и средние предприятия либо не осведомлены о существовании возможности получения чьей-либо помощи, либо считают эту помощь несущественной для своих практических дел.

Конечно, сама модель российских реформ - поспешных, без четкой, долгосрочной программы действий; реформ, несущих на себе отпечаток глубокого экономического кризиса, уже изначально едва ли могла породить самостоятельные, эффективно действующие институты рыночной инфраструктуры. Но при всех просчетах институциональное направление реформ, включающее также формирование инфраструктуры развития и поддержки сектора МП, в определенном смысле обладает самостоятельной ценностью и накапливает опыт, которыми не следует пренебрегать. Процесс становления инфраструктуры можно сравнить со строительством каналов, которые еще предстоит наполнить живительной влагой. Применительно к инфраструктуре поддержки МП аналогом такой живительной влаги выступают финансовые источники, современные организационные формы и методы работы, а также квалификация кадров.

Разумеется, все это не может произойти сразу и повсеместно. Построенные инфраструктурные “каналы” поддержки, действительно, самоценны сами по себе, но нельзя долго оставлять их “сухими”, иначе их стенки растрескаются и обрушатся. Уже сейчас, как было сказано выше, происходит разрушение ранее созданных, но остающихся без необходимой “подпитки” инфраструктур поддержки российского малого бизнеса. Отсутствие средств вынуждает эти институты отступать в той или иной степени от их строго целевого профиля, заставляя зарабатывать средства, хотя бы на собственное содержание, любыми путями, в том числе и торговлей. Другими словами, они сами становятся малыми предприятиями, нуждающимися в поддержке. Ситуация парадоксальна и напоминает некий порочный круг.

Процесс формирования инфраструктуры поддержки российских малых предприятий подошел к черте, за которой невозможен дальнейший прогресс без устранения “узких” мест, преодоления негативных моментов, реализации накопленного позитивного опыта и выхода на качественно новый уровень развития. Это связано, прежде всего, с тем, что, несмотря на все проблемы “стартового периода”, само МП уже не то, каким оно было в самом начале 90-х годов, и ныне для своего роста нуждается в качественно иных ресурсах развития и инструментам поддержки, чем те, которые предлагались ему 10 и даже 5 лет назад.

Новые подходы, сообразные времени и потребностям малого и среднего предпринимательства, требуют, прежде всего, четкого разграничения полномочий и вертикального взаимодействия соответствующих структур федерального, регионального и местного уровней. Это касается и упорядочения функционирующих на одном уровне государственных, муниципальных и общественных институтов поддержки предпринимательства, взаимодействие которых сегодня не вмещается ни в понятие “сотрудничество”, ни в понятие “конкуренция”.

Соответствующие инфраструктуры - действующие или вновь образованные - должны “закрыть ниши”, отвечающие наиболее прогрессивным направлениям развития малого и среднего предпринимательства. Так, институционального оформления требует практика решения следующих задач:

осуществление контроля над действиями государственных (муниципальных) заказчиков по обеспечению участия малых предприятий в выполнении государственных и особенно муниципальных заказов (специальные комиссии при полномочных государственных и муниципальных заказчиках);
оказание прямого содействия в установлении кооперационных и иных хозяйственных связей между малыми, средними и крупными предприятиями (пром. зоны и полигоны);
проведение независимой экспертизы потенциальной ценности бездействующих производственных и иных площадей и производственно-технологических комплексов для развертывания на их основе деятельности малых и средних предприятий (специальные комиссии при комитетах по имуществу);
оказание малому и среднему бизнесу практической помощи по выводу хозяйственной деятельности из сферы “теневой” экономики путем легитимизации имущественных прав, проведение индивидуальных налоговых амнистий и пр. (специальные комиссии при налоговых органах);
оказание комплексной поддержки и защита интересов социальной прослойки представителей ремесленного труда.
В сложившейся ситуации преждевременно говорить о полном разгосударствлении инфраструктур развития и поддержки малого и среднего бизнеса. За государством должно сохраниться решение крупных задач в этом направлении: преобладающее участие государства в образовании кредитно-инвестиционных и лизинговых организаций, особенно в экономически менее развитых и депрессивных регионах с недостаточным уровнем развития малого предпринимательства; поддержка в этих регионах основных специализированных объектов инфраструктуры; создание или участие в создании региональных институтов, способных централизованно аккумулировать все необходимые для малого и среднего бизнеса экономические, правовые, учебные, информационные и иные услуги (региональных центров поддержки предпринимательства - РЦПП), а в сфере инновационного малого бизнеса - инновационно-технологических центров (ИТЦ) и иных инновационных институтов и центров продвижения и передачи новых технологий в сферу МП.

Правовому оформлению и четкой институционализации подлежат также такие важные мероприятия, как поддержка кредитных союзов и иных элементов инфраструктуры микрокредитования малого предпринимательства. Необходимы помощь в создании обществ взаимного страхования малых предприятий и иных механизмов, обеспечивающих снижение предпринимательских (инвестиционных) рисков в МП; расширение выставочно-ярмарочной деятельности; организация обучения основам предпринимательской деятельности; поддержка предпринимательских инициатив безработных граждан; организация подготовки и переподготовки государственных служащих и персонала федеральных и региональных структур, занимающихся поддержкой предпринимательства. Наконец, необходимо создать инвестиционные союзы малого предпринимательства и подготовить законодательные и практические меры для внедрения франчайзинга.

Как и политика в отношении малого и среднего предпринимательства в целом, решение проблем инфраструктуры развития и поддержки этого сектора экономики нуждается в едином координирующем начале. Такую роль, в принципе, должна была выполнить система целевых программ развития и поддержки малого и среднего бизнеса - государственных (федерального и регионального уровней) и местных. Однако практика показала, что по многим причинам (не только финансового свойства) проблематика развития и функционирования инфраструктурных институтов, действующих в интересах предпринимательства, не может быть ограничена жесткими программными рамками. Часть усилий в этом направлении может быть возложена на более гибкий механизм отдельных федеральных и региональных проектов со смешанной системой финансирования, независимым управлением и пр.

Поэтому сейчас в формировании инфраструктурных институтов для идентификации и реализации всех “программных” и “внепрограммных” мер поддержки МП принципиальное значение имеет подготовка особой концепции общенациональной политики в отношении малого предпринимательства, в частности, применительно к нынешним условиям стабилизационно-восстановительного периода в экономике страны. Без такой концепции долгосрочного развития (минимум на 5-7 лег) функционирование рыночных институтов поддержки малого бизнеса по-прежнему будет носить хаотический, неадаптированный для регионов и, как неизбежное следствие, мало результативный характер.

Эта концепция должна исходить из чисто количественных параметров, предполагающих создание в каждом регионе “минимально достаточного” числа инфраструктурных институтов развития и поддержки предпринимательства. При этом сами критерии “минимальной достаточности” должны четко соотноситься с тенденциями социально-экономической дифференциации субъектов Российской Федерации, характером отраслевой структуры и ресурсной базой регионального хозяйства, а также тенденциями внутрирегионального развития и размещения субъектов МП.

Действительно, задача “накопления” количества работающих институтов инфраструктуры поддержки МП и их “доведения” до качественно нового состояния, адекватного условиям формирующейся российской рыночной экономики, вовсе не снята с повестки дня. Конечно, в каждом российском регионе должен присутствовать обязательный “минимальный набор” элементов инфраструктуры - от специализированных финансовых институтов до консультативных и учебных центров. Но важно не только сформировать такой “минимальный набор”, но и придать его деятельности нужную направленность. Суть такой направленности заключается, в первую очередь, в преодолении явного превалирования в развитии малых и средних предприятий посредничества и торговли при одновременном ориентировании этих предприятий на работу с реальным сектором российской экономики. В реализации мер поддержки малого бизнеса акцент должен быть перенесен с проблем вхождения малых предприятий в рынок (наиболее актуальных 5-7 лет назад) на поиск и освоение ими новых рыночных “ниш”, в том числе и во взаимодействии с крупными предприятиями; на переход “малого” бизнеса в “средний”, изменение вида деятельности и пр. Давно пора институционально обеспечить процедуру цивилизованного банкротства малых и средних предприятий, облегчающую их работникам переход к новой, действительно прибыльной деятельности и в то же время мешающую использовать банкротство для мошеннических операций, ныне, к сожалению, весьма распространенных.

Таким образом, система инфраструктурных институтов развития и поддержки предпринимательства должна строиться сегодня на следующих принципах:

комплексности оказываемой поддержки;
непрерывности и долговременности поддержки (“ведение” предприятия, как минимум, в течение 2-3 лет с момента начала его деятельности);
целенаправленности, перспективности и опережающем характере поддержки (помощи с обоснованием той рыночной “ниши”, которую должно в итоге занять данное предприятие; предвидении трудностей роста, априорной разработке концепций качественного роста на основе накопления и инвестирования капитала и пр.);
открытости всех форм работы (за исключением вопросов, относящихся к коммерческой тайне обслуживаемых предприятий) с публичной отчетностью о деятельности;
гибкости механизмов финансирования (прямом бюджетном финансировании, использовании различных льготных купонов, частичной или отсроченной оплаты, оплаты в кредит и пр.).
Реализация последнего принципа практически ставит следующие вопросы. Могут ли сегодня инфраструктуры развития и поддержки малого и среднего предпринимательства обойтись без бюджетных средств? Возможны ли работоспособные альтернативы “кислородной подушке” бюджетного финансирования? Ответы на эти вопросы требуют тщательного анализа информации о финансовых источниках деятельности институтов поддержки всех категорий, создания для каждой из них неких модельных схем финансирования, в том числе и адекватных условиям различных регионов России.

Никогда на поддержку малого бизнеса средства не выделялись в полном объеме, но в настоящее время ситуация становится еще более драматичной, что подтверждает проект бюджета страны на 2000 г. Поэтому сегодня единственный выход - поиск внебюджетных ресурсов. Известны и направления поиска. Поскольку специализированная инфраструктура поддержки малого бизнеса в основном убыточна, необходимо в каждом регионе выявить те ее элементы, которые при определенном режиме работы смогли бы стать самоокупаемыми, например, консультирование, обучение, предоставление информации.

Чтобы снизить затраты на эти элементы инфраструктуры, следует включить их в общую рыночную инфраструктуру развития предпринимательства, освободив от односторонней ориентации только на малый бизнес. Так, например, обучение малому предпринимательству может быть сферой деятельности не только бюджетных центров обучения, но и стать одним из направлений в работе рыночных инфраструктур, взаимодействующих с крупными частными фирмами, которые заинтересованы в создании сети обслуживающих их малых и средних предприятий и поиске новых партнеров в малом бизнесе. На практике так часто и происходит, однако, скорее, стихийно, без формулирования конкретных целей и определения четких организационных и методологических подходов. Сказанное в полной мере относится и к проблемам деловой информации, и к консалтингу, лизингу, франчайзингу и пр. Однако изначально необходима методологическая и, по возможности, целевая бюджетная финансовая поддержка подобной деятельности, которая обеспечила бы ей минимальные стартовые условия для выхода на орбиту самофинансирования. Но сейчас важно сохранить уже достигнутое в области инфраструктур развития и поддержки малого и среднего бизнеса, чтобы потом многие годы не восстанавливать утраченное.

Важной целевой задачей предложенной выше концепции национальной политики в отношении МП должно стать более четкое определение функций и целей федерального центра в формировании и финансировании институтов поддержки МП. Начальный этап осуществления национальной политики в области развития малого бизнеса отличали отчетливая тенденция к “перегрузке” федерального уровня и явная недооценка возможностей регионов России. Сегодня акцент в организации и финансировании этой работы, более чем когда-либо ранее, переносится на региональный уровень. Однако такое перенесение акцента потребует создания соответствующих экономико-правовых механизмов, иначе в регионах это может быть воспринято как еще один пример переложения социально-экономических обязанностей с федерального уровня на региональный. Так, в общем русле совершенствования российской модели бюджетного федерализма нужно решить вопрос о введении механизма перераспределения налогов (федеральных трансферт регионам), побуждающего регионы расширять “свою” налогооблагаемую базу и целенаправленно вкладывать средства в развитие малого бизнеса, в том числе и в деятельность региональных рыночных инфраструктур развития предпринимательства. То же относится и к правовой стороне развития и поддержки сектора малого и среднего предпринимательства. Необходимо экономически, социально и политически изменить ситуацию, при которой большинство субъектов Российской Федерации предпочитает обходиться без собственной законодательной базы развития и поддержки малого предпринимательства.

И все же очевидно: финансовая база деятельности институтов поддержки МП в России окончательно выросла из “бюджетных штанишек”. Вот почему прежде всего следует формировать финансовую базу инфраструктуры кризисного выживания и развития малых предприятий по так называемым мало затратным и внебюджетным направлениям, к числу которых относится, в первую очередь, система гарантирования банковских кредитов. Известно, что малым предприятиям получить кредиты в банках крайне трудно, поэтому практика гарантирования, включающая в себя тщательный отбор проектов и их контроль, сегодня жизненно необходима. Тема создания системы гарантирования банковских кредитов для МП, а также страхования инвестиционных рисков обсуждается уже почти десять лет, но пока безрезультатно, за исключением попыток создания в некоторых регионах локальных схем и институтов кредитного гарантирования. Однако темпы их развития совершенно неудовлетворительны.

Принципы действия схем и институтов кредитного гарантирования хорошо известны, в том числе и из зарубежного опыта. Однако проблема заключается в выделении на эти цели определенных государственных средств - либо денежных, либо иных не денежных, т.е. ликвидных, активов в качестве первоосновы деятельности гарантийного фонда федерального или межрегионального уровня. Конечно, в настоящее время дополнительные бюджетные средства или государственные ликвидные активы, которые можно было бы использовать в качестве залога при создании масштабных гарантийных схем, получить крайне сложно, однако шансы малого бизнеса здесь более предпочтительны, поскольку именно его инвестиционные проекты дают наиболее быструю отдачу в приращении налогооблагаемой базы, увеличении числа рабочих мест и пр. Приближающиеся выборы создают позитивный фон практической реализации этих предложений, отражающих жизненные интересы значительной доли российского электората. Поэтому государственные и общественные институты поддержки российского МП должны всемерно добиваться таких залоговых средств, реализация которых в системе поддержки малого бизнеса могла бы в короткие сроки через схемы кредитного гарантирования кардинально улучшить всю ситуацию в предпринимательской сфере России и ее экономике в целом.

Однако в решении такой важной задачи, как формирование целостной системы инфраструктуры развития и поддержки российских малых и средних предприятий, даже наличие достаточных финансовых ресурсов не всегда гарантирует успех дела. Важно опереться на систематическое и повсеместное проведение мониторингов многообразных и динамичных потребностей малых предприятии в услугах различных институтов рыночной инфраструктуры. Очевидно, что бремя решения этой задачи должны, преимущественно, взять на себя федеральные органы государственной политики в этой области.

Одним из наиболее важных типов инфраструктурного обеспечения предпринимательской деятельности является кадровое и консультационное. Большинство объектов инфраструктуры, так или иначе, ведет подготовку кадров, как правило, путем проведения краткосрочных семинаров, оказывает консультационные услуги.

Эти организации отдают приоритет системе обучения, поскольку огромное количество устремившихся в бизнес людей профессионально не готово к этой деятельности. Кроме того, меняющиеся условия внешней среды и динамика рынка требуют постоянного совершенствования навыков и знаний.

Исследования Института предпринимательства и инвестиций показывают: предприниматели и менеджеры малых предприятий признают, с одной стороны, что управление бизнесом является одним из ключевых факторов успеха, а с другой стороны, отводят обучению только 5-6-е место. Это обстоятельство связано и с менталитетом, и с реальной практикой ведения бизнеса, при которой успех определяют связи, доступ к ресурсам, а не способность к рыночному бизнесу и профессионализм. Однако по мере становления рынка на первое место в бизнесе постепенно выходит профессионализм управления.

Однако сегодня рынок платежеспособного спроса на образовательные услуги в сфере предпринимательской деятельности не сформирован. Необходимы внешние усилия, в том числе и государства, направленные на создание системы обучения основам предпринимательской деятельности, с одной стороны, широких слоев населения, а с другой -- индивидуальной подготовки менеджеров малых предприятий и предпринимателей.

По данным Академии менеджмента и рынка, средства, инвестированные в подготовку кадров для предпринимательской деятельности, через два года возвращаются десятикратно налогами в бюджеты различных уровней.

Учитывая количество малых предприятий и предпринимателей, необходимо, чтобы ежегодно не менее 300 тысяч человек проходило краткосрочную подготовку и повышение квалификации. Однако в настоящее время, согласно экспертным оценкам, проходит обучение не более 150 тысяч предпринимателей, в том числе в системе Морозовского проекта около 45 тысяч человек.

Необходимы дополнительные меры по созданию системы подготовки кадров для предпринимательской деятельности.


2.6. САМООРГАНИЗАЦИЯ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИИ


2.6.1. Система общественных объединений

В настоящее время для малого и среднего предпринимательства в России жизненно необходимо развитие общественной инфраструктуры, способной обеспечить его социальную поддержку. Самое главное - правильно выбрать путь самоорганизации предпринимателей и механизм ее осуществления. Сейчас можно утверждать, что в России существует сложившаяся система объединений предпринимателей (ОП). Есть законодательство, которое регламентирует создание и деятельность ОП: Законы “О некоммерческих организациях”, “Об общественных объединениях”, Гражданский кодекс РФ. Однако несовершенство правового регулирования деятельности предпринимательских объединений не позволяет рассматривать их как предпринимательские, поскольку в законодательстве отсутствуют не только критерии их отнесения к этой категории, но даже понятие “предпринимательское объединение”.

Объединения предпринимателей существуют сегодня в самых различных организационно-правовых формах. Одни из них являются общественными структурами, другие - хозяйствующими субъектами, т.е. коммерческими, использующими в своих названиях наименования “объединение”, “ассоциация”, “союз”.

Представителей малого предпринимательства объединяют такие известные организации, завоевавшие авторитет в предпринимательском сообществе и тк1оищ& разветвленную региональную сеть, как торгово-промышленные палаты во главе с ТПП Российской Федерации, Российская ассоциация развития малого и среднего предпринимательства (РАРМП), Всероссийский Союз предпринимателей малого и среднего бизнеса, общественно-политическое движение “Развитие предпринимательства”.

Существуют объединения организаций инфраструктур поддержки малого предпринимательства: Ассоциация агентств •поддержки малого и среднего бизнеса “Развитие”, Морозовский проект, включающий сеть региональных учебно-деловых центров, Некоммерческое партнерство “Национальное содружество бизнес-инкубаторов”, Некоммерческое партнерство “Инновационное агентство”, Ассоциация “Технопарк”.

Некоторые профессиональные объединения охватывают в силу своей специфики, в первую очередь, малый и средний бизнес: Российская гильдия пекарей и кондитеров, Российская Палата высокохудожественных производств, Ассоциация международных автомобильных перевозчиков, Российская парфюмерно-косметическая ассоциация и др.

Объединения, выражающие интересы определенных групп населения, представляют Ассоциация женщин-предпринимателей России, Российский союз молодых предпринимателей.

Основной функцией некоторых объединений является социальная защита своих членов, например, Профессионального союза работников средних и малых предприятий и Профессионального союза работников малых и инновационных предприятий.

Многочисленные объединения действуют также на региональном и муниципальном уровнях, например, Союз товаропроизводителей (Екатеринбург), Ассоциация строителей (Приморье), Московская ассоциация малого бизнеса (Московская область).

Кроме того, существуют организации, которые не только и не столько объединяют малые предприятия, сколько поддерживают и пропагандируют идеи развития предпринимательства: Российский союз промышленников и предпринимателей, Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельских кооперативов, Лига кооператоров и предпринимателей России.

Однако несмотря на многочисленность этих организаций, для многих из них характерны общие проблемы и недостатки: малое количество членов, отсутствие навыков лоббирования, попытки дублирования профессиональных сервисных организаций.


2.6.2. Задачи общественных объединений

Задачи ОП обусловлены целями их создания и уровнем организации. На федеральном уровне ОП, как правило, занимаются координацией региональных отделений; лоббированием интересов региональных структур на федеральном уровне, а также представляют интересы малого бизнеса в государственных структурах.

К задачам ОП на региональном уровне могут быть отнесены защита интересов предприятий-членов ассоциации, представление интересов малого бизнеса на региональном уровне, оказание сервисных услуг членам ассоциации.

Практически все ОП включают в свою программу оказание услуг по подготовке кадров, консалтингу и информационному обеспечению, однако, несмотря на некоторые успехи, ОП пока еще уступают профессиональным организациям, работающим в этой сфере.


2.6.3.Предприниматели и общественные объединения

В своем развитии многие ОП проходят, как правило, несколько стадий: 1) энтузиазм при зарождении-, 2) период развития (4-8 месяцев); 3) период стагнации; 4) снижение активной деятельности.

Побудительными мотивами к образованию ОП служит стремление их создателей оказывать влияние на органы власти и решать собственные проблемы, в том числе политические.

Недостаточная эффективность деятельности ОП обусловлена низкой активностью их членов, неготовностью и нежеланием государственных структур делегировать свои полномочия общественным объединениям, неподготовленностью лидеров, финансовыми проблемами.

Многие лидеры ОП испытывают трудности, в основном связанные либо с непрофессионализмом, либо с не конструктивностью отношений с властными структурами, либо с отсутствием источников финансирования мероприятий возглавляемых ими объединений.

Большая часть предпринимателей не торопится занимать активную позицию в отношении ОП вследствие индивидуализма, потребительского отношения к общественным институтам, неверия в эффективность общественной деятельности, недостатка времени.


2.6.4.Государство и объединения предпринимателей

Во всем мире широко распространена практика оказания государственной поддержки предпринимательству, и при этом в каждой стране существует своя специфика.

Государство должно быть заинтересовано в развитии ОП, поскольку они обеспечивают обратную связь между властными структурами, предпринимателем и работодателем, готовы выполнять часть функций, обременительных для государства, а также способствуют предпринимательской активности населения.

Однако на практике государство редко проявляет свою заинтересованность и не оказывает поддержки ОП, так и не став для них надежным партнером по развитию бизнеса из-за низкой управленческой культуры органов государственной власти, боязни потерять часть функций, неумения работать с общественностью.

В период с 24 по 30 сентября 1999г. социологической службой Института предпринимательства и инвестиций в рамках проекта “Исследование общественных объединений предпринимателей” был проведен опрос экспертов, представлявших различные федеральные органы власти и 20 российских регионов, по проблематике развития объединений предпринимателей. Опрос показал, что 4,3% респондентов оценивают роль государства в развитии предпринимательства как содействующую, 67,4 - как бездействующую и, наконец, 28,3% - как противодействующую.

Проблему формирования ОП обязательно следует рассматривать на фоне общей неструктурированности, размытости социальных групп в России, что само по себе как раз и является одним из следствий отсутствия внятной государственной политики в социально-экономической сфере. Кроме того, роль ОП оказывается незначительной именно в формировании государственной политики развития малого бизнеса. Однако тот же опрос свидетельствует о том, что объединения предпринимателей занимают второе место (50%) после сервисных организаций (54,3%) в оказании наибольшего содействия развитию предпринимательства. Далее, со значительным отставанием, следуют органы исполнительной власти субъектов федерации (26,1%) и торгово-промышленные палаты (21,7%).

Стратегию поддержки малого бизнеса при участии в формировании экономической политики органов государственной власти и управления необходимо строить, исходя из того, что развитие малого предпринимательства является важным условием выхода страны из экономического и социального кризиса и стратегическим фактором ее дальнейшего развития. Также назрела необходимость делегировать часть полномочий государственных структур по регулированию взаимоотношений бизнеса и власти предпринимательским объединениям.


2.6.5. Политика и объединения предпринимателей

В последнее десятилетие неоднократно предпринимались попытки создания политических предпринимательских организаций.

На федеральном уровне ранее был хорошо известен “Круглый стол бизнеса России”, выражавший политические интересы не столько малого, сколько среднего и крупного бизнеса, который в настоящее время активной деятельности не ведет. Следует упомянуть и о Партии свободного труда, создававшейся при активном участии КН. Борового и И.М. Хакамады. Одной из последних попыток образования политической организации было создание общественно-политического движения “Развитие предпринимательства” в 1998 г. по инициативе депутата Государственной думы ИД. Грачева при поддержке предпринимательских объединений Москвы и ряда регионов России. В настоящее время это объединение зарегистрировано, и в различных регионах России начали действовать его отделения. Объединение в предвыборной борьбе за мандаты депутатов Государственной думы входит в блок “Отечество - Вся Россия”.

К другим формам участия предпринимателей в решении государственных вопросов относится работа в различных совещательных структурах при руководителях органов государственной власти. Например, Общественно-экспертный совет при мэре и Правительстве Москвы оказывает влияние на решение многих вопросов, связанных с развитием предпринимательства в городе. Подобные структуры есть и во многих других регионах.

Становление объединений предпринимателей происходит при отсутствии в России зрелых структур гражданского общества и неразвитости институтов политического представительства. Поэтому предпринимательские объединения во многом копируют функции “профсоюзов” предпринимателей. Порой они образуют с профсоюзами наемных работников единые объединения (например, блок “Профсоюзы и промышленники России - Союз труда” на выборах в Государственную думу 1995 г.). Слабость ОП соседствует со слабостью самих же политических партий и профсоюзов. Важно отметить, что основной объект воздействия ОП - именно государственное местное самоуправление, а не какие-либо политические структуры. Кроме того, ОП необходима грамотная, систематическая работа со средствами массовой информации, а также создание “представительства” малых предприятий в СМИ.


2.6.6. Пути развития объединений предпринимателей

Самоорганизация предпринимателей возможна лишь на основе аккумулирования и синтеза различных индивидуальных интересов и выработки единого “общегруппового” интереса. Такая деятельность предполагает, что предпринимательские объединения должны обладать:

инновационным потенциалом - программой действий, содержащей четкую формулировку целей, основных этапов и механизмов их реализации;
развитой организационной структурой для проведения этой программы в жизнь;
административными ресурсами, в том числе средствами воздействия на решения властных структур.
Следует отметить важность эффективного сочетания программных и технологических аспектов в деятельности ОП. Если программные аспекты - это концептуальные подходы, идеи и декларации, то под технологическими подразумеваются способы реализации конкретных федеральных (региональных, муниципальных) программ - все, что касается инфраструктуры поддержки предпринимательства, подготовки кадров, консалтинга и т.д.

При этом существенно возрастает роль структур, умеющих на отдельном участке (в регионе, в отрасли) реализовывать конкретные технологии, не включая их (это необязательно, хотя и возможно при необходимости) в тот или иной политический контекст, в том числе конструктивно взаимодействуя с властью (если нарочито не создавать из власти и чиновника образ “врага”, несмотря на их преобладающую некомпетентность), со средствами массовой информации. Примером эффективной деятельности ОП в России может послужить отмена вмененного налога на территории Калужской области благодаря своевременному вмешательству предпринимателей.

В определенном смысле существует риск девальвации самого понятия “общественное объединение предпринимателей”, ибо они в подавляющем большинстве создавались и продолжают создаваться “под конкретных людей”. Поэтому особенный интерес представляют отраслевые объединения предпринимателей с точки зрения их ориентации на конкретный вид деятельности.

В ответ на призывы к согласованию с предпринимателями своих действий органы власти с полным основанием могут указать на невозможность такого сотрудничества, так как предпринимательское движение разрознено. Это неудивительно, поскольку общество само по себе еще структурируется, поэтому происходящие в предпринимательском сообществе процессы следует воспринимать как “болезнь развития”.

Вопрос взаимодействия с властными структурами в виде соглашения предпринимателей и правительства или обязательного согласования технологически не так прост, как это может показаться на первый взгляд. Предлагая это, необходимо, прежде всего, решить: с кем именно власть (правительство) должна будет согласовывать эти вопросы? Кому будет делегировать свои полномочия и представительство предпринимательское сообщество? Таким образом, возникает необходимость в появлении некоей координирующей федеральной надстройки с соответствующими полномочиями. На роль такой надстройки, как один из возможных вариантов, было бы уместно предложить Торгово-промышленную палату Российской Федерации с ее региональной сетью, деятельность которой регламентирована законодательной базой 1993 г., предоставляющей ей достаточные полномочия для реализации миссии координатора. Другая возможность - создание Общероссийского совета по малому и среднему предпринимательству. Подобная структура могла бы, вероятно, непосредственно заниматься разработкой общественного договора между органами власти и предпринимателями, который, в свою очередь, можно представить как трехстороннее соглашение между законодательной и исполнительной ветвями власти и предпринимателями.

В этом контексте вопрос о формировании в Государственной думе депутатской группы (фракции), состоящей из самих предпринимателей или их представителей, возможно, не является первостепенным, так как ОП - далеко не политическая партия. Главное для общественных объединений предпринимателей - овладеть технологией взаимодействия с властными структурами, опираясь на имеющиеся ресурсы.

На состоявшейся в конце сентября 1999 г. научно-практической конференции “Роль общественных объединений предпринимателей в развитии малого предпринимательства”, проведенной Институтом предпринимательства и инвестиций совместно с Торгово-промышленной палатой РФ при поддержке фонда “Евразия”, были приняты следующие рекомендации II Всероссийскому съезду представителей малых предприятий.

Органам государственной власти всех уровней необходимо рассматривать объединения предпринимателей как действенный инструмент установления обратной связи между предпринимателем и государством, предпринимателем и обществом; выработки сбалансированной политики в отношении развития малого предпринимательства и экономики в целом.
Осуществлять при участии представителей ОП часть функций, принадлежащих государственным структурам и относящихся к регулированию предпринимательской деятельности, либо полностью делегировать их ОП на определенных государством условиях и под его контролем. К таким функциям можно отнести некоторые виды регистрации, лицензирования и сертификации предпринимательской деятельности, разработку мер по поддержке малого предпринимательства.
ОП следует вести активный диалог с представителями органов власти с целью разъяснения их позиции, выработки оптимальных как для народа и государства, так и для бизнеса решений, воздействия на принимаемые решения по регулированию хозяйственной деятельности и поддержке малого предпринимательства.
Торгово-промышленной палате России и федеральным объединениям предпринимателей необходимо консолидировать предпринимательство путем координации действий различных ОП. Целесообразно дальнейшее объединение ОП вокруг региональных ТПП.
Поддерживать общественные объединения предпринимателей путем подготовки лидеров, информационного обеспечения их деятельности министерствами и ведомствами, международными организациями и фондами.
Таким образом, самоорганизация предпринимателей является важнейшим фактором развития малого бизнеса, потенциал которой еще не исчерпан. При всей противоречивости современного состояния ОП, несомненно, представляют собой один из немногих подлинно цивилизованных путей развития и поддержки предпринимательства и осуществления эффективной обратной связи между государственными структурами и предпринимательским сообществом, играя ключевую роль в выработке единых правил и норм в сфере малого и среднего бизнеса, способствуя становлению гражданского общества и демократических общественно-политических институтов в России.


2.7. ПРОБЛЕМА НАСИЛИЯ И БЕЗОПАСНОСТИ В РОССИЙСКОМ МАЛОМ БИЗНЕСЕ

Проблема обеспечения безопасности занимает важное место в российском бизнесе. Насколько распространены силовые методы в хозяйственной деятельности? Как реагируют на них малые предприятия? Кто обеспечивает защиту малого бизнеса? Насколько она сегодня эффективна? Эти вопросы рассматривались нами при изучении проблем российских предпринимателей.

Источники данных. Данные для настоящего исследования были получены путем опросов предпринимателей, проведенных дважды, - осенью 1997 и зимой 1998 гг. Первый опрос включал стандартизированное анкетное обследование руководителей предприятий из 21 региона России, проведенное в ноябре-декабре 1997 г. Всего собрано 227 заполненных анкет, из них 79% принадлежат представителям малых предприятий. Второй опрос включал серию углубленных интервью с 96 руководителями негосударственных предприятий (первыми лицами предприятий).

Распространение силовых методов. О проблемах, связанных с рэкетирами, в последнее десятилетие говорилось очень много. Утверждалось даже, что чуть ли не все коммерческие структуры (или, по крайней мере, до 70 % из них) вынуждены платить дань криминальным группировкам. Насколько подобная практика действительно распространена?

Оценивая общую ситуацию в российском бизнесе, четыре пятых опрошенных предпринимателей считают, что данное явление имеет место (79 %), в том числе каждый шестой (17%) уверен, что силовые методы применяются часто. Не наблюдает их вообще 21% (табл. 1).

Впрочем, что касается личного опыта предпринимателей, то он в данном отношении значительно скромнее. Лично сталкиваются с угрозами и силовыми методами 43% руководителей, т.е. почти вдвое меньше, чем при оценках общей ситуации, а часто становятся объектом вымогательств только 3%. Более же половины (57%), судя по ответам, не сталкиваются с этим явлением вовсе. Таким образом, распространенное средствами массовой информации мнение о тотальной криминализации российского бизнеса является явным преувеличением. Тем не менее, нельзя не признать, что проблема достаточно серьезна. Добавим, что различия между малыми и крупными предприятиями в этом отношении незначительны.

Кто подвержен насилию? Рынок неоднороден, и проблема безопасности стоит перед предпринимателями с разной остротой. При этом распространенность насилия зависит от следующих факторов.

Насилие концентрируется там, где быстрее оборачиваются средства, осуществляются операции с наличностью и/или упрощен характер хозяйственных операций. В первую очередь, это оптовая и розничная торговля, общественное питание и бытовое обслуживание, финансово-кредитная сфера и обеспечение функционирования рынка. Реже с силовыми методами сталкиваются предприятия в сферах промышленности, науки, медицины и культуры.
Криминальные структуры начинают проявлять интерес к предприятию зачастую тогда, когда оно открывает рекламную кампанию. По данным опроса, предприятия, рекламирующие свою деятельность, имеют больший опыт столкновений с силовыми воздействиями в хозяйственных отношениях.
Предприниматели, начавшие свой бизнес в 1989-1991гг. (т.е. попавшие в разгар “дикого рынка”), находятся в более напряженной ситуации по сравнению с “новичками”, которые, впрочем, по нашим данным, лучше заботятся о собственной безопасности.
Предприятие, попадая в определенную нишу, в большей или меньшей степени криминализированную, закрепляется в этой нише. Инерция велика, и разорвать связи бывает очень не просто. Так, три четверти руководителей, страдавших от рэкетиров при создании своих предприятий, не могут освободиться от внешних силовых воздействий и по сей день.
Как защищаются от насилия? Как предприниматели реагируют на насилие? Как чаще всего они поступают в соответствующей сфере их деятельности, сталкиваясь с угрозами и силовыми вымогательствами? Здесь отличия малых ' предприятий более очевидны. Ответы распределились следующим образом (табл. 2).

Мы видим, что руководители малых предприятий более определенны в своих ответах. Они реже склонны обращаться в милицию, относительно чаще пытаются обойтись собственными силами или привлечь легальные охранные структуры. Одновременно они, увы, значительно чаще вынуждены прибегать к услугам криминальных группировок.

Эти структуры фактически конкурируют друг с другом в разделе сфер влияния и платежеспособной клиентуры. Наемные охранные подразделения и криминальные “крыши” поставляют информацию, сопровождают крупные сделки, контролируют соблюдение деловых обязательств, разрешают спорные ситуации. Причем, спектр их услуг постепенно расширяется. Происходит также сближение, а порою и срастание с криминальным миром государственных силовых структур, которые нередко начинают пользоваться аналогичными методами. Это не означает, как порою представляют, тотальной криминализации правоохранительных органов. Формируется гибкая система неформальных связей государственных и около государственных органов с нелегальными структурами.

Плата за безопасность. Обеспечение безопасности сопряжено с неизбежными дополнительными (транзакционными) издержками. Каковы их масштабы? Добровольно-принудительная “крыша” может обойтись предпринимателю в 10-15% доходов, но сумма может существенно возрастать, особенно если в дополнение к обеспечению безопасности (т.е. защите от посягательств других силовых группировок) силовые структуры вкладывают в дело свой капитал.

Профессиональные силовые группы широко используются для выяснения отношений с недобросовестными и необязательными партнерами и клиентами. Самая популярная услуга - возвращение долгов. Цена услуг криминальных структур достаточно высока: привлечение уголовников часто поглощает половину возвращаемой суммы. Стоимость услуг легальных охранных агентств составляет от 15 до 40% в зависимости от характера дела.

По данным наших опросов, о наличии специальных расходов на охрану бизнеса заявили более половины руководителей малых предприятий (55%), две трети из них (37%) считают эти издержки незначительными для своего предприятия, а для одной трети (18%) они оказываются весьма существенными. Причем, малые предприятия вынуждены нести бремя подобных издержек заметно чаще, нежели крупные хозяйственные структуры.

Интересно: чем “моложе” предприятие, тем больше у него подобных издержек. Видимо, расходы на защиту бизнеса становятся сегодня неотъемлемой частью хозяйственных затрат.

Динамика криминальных отношений. Анализ опросных данных показал, что зона применения силовых методов в российском бизнесе сокращается. Так, оценивая динамику применения насилия в последние годы, предприниматели проявили относительный оптимизм. Только 13% руководителей малых предприятий считают, что угрозы и силовые вымогательства за последние 2-3 года участились. Почти каждый третий уверен, что их стало меньше (30%), а более половины (57%) считают, что ничего не изменилось. Предприниматели также оптимистично оценивают возможность избавления от насилия в деловых отношениях. Не считают это возможным в нынешних условиях только 8% предпринимателей. Более половины (60%) уверены в возможности отказа от силовых методов, а каждый третий думает, что это возможно с трудом - 33% (табл. 1). Причем, представители малых предприятий ответили на эти вопросы несколько оптимистичнее руководителей более крупных фирм.

Данные интервью с предпринимателями подтверждают наблюдаемое сокращение зон открытого насилия по сравнению с началом 90-х годов, обусловленное следующими причинами:

произошел раздел зон влияния, и конфликты возникают преимущественно на границах этих зон;
повысилась ответственность предпринимателей за безопасность бизнеса и личную безопасность;
во многих сферах деятельности закончилась эпоха“быстрых” денег, которые притягивают криминальные структуры;
криминальные структуры начали вливаться в легальные и полулегальные сегменты рынков, что предполагает более цивилизованные формы делового и силового взаимодействия.
В результате фактическое применение силы себя исчерпывает. Но это говорит не об исчезновении криминала, а об изменении характера криминализации бизнеса: противостояние сменяется взаимопроникновением. Это никоим образом не означает сплошной криминализации рынка, поскольку, во-первых, она захватила далеко не все его сегменты, а во-вторых, происходит частичное преобразование криминального бизнеса в легальное предприятие. Хотя некоторые предприниматели справедливо усматривают в этой размытости границ между бизнесом и криминалом множество опасностей для формирующейся деловой психологии и порядка ведения хозяйственных дел.

Укрепление государственных силовых структур. Важным элементом в обеспечении безопасности бизнеса становится укрепление государственных силовых структур. Во-первых, происходит их заметное расширение. Так, в 1992-1998 гг. количество сотрудников милиции (без подчиненных МВД армейских подразделений) возросло с 4бЗ,6 до 601,1 тыс. (т.е. увеличилось с 40,4 до 63,8 на 10 тыс. населения). Во-вторых, эти структуры комплектуются более профессиональным и физически подготовленным личным составом, улучшается их материально-техническая база, создается сеть специальных подразделений. Есть основания полагать, что в последние годы государственные силовые структуры и патронируемые ими легальные охранные фирмы, действующие на коммерческих началах, постепенно вытесняют криминальные группировки из многих привлекательных рыночных ниш.

Понятно, что государственные охранные структуры имеют заведомые преимущества по сравнению с криминальными группировками. Общеизвестно, что именно они предоставляют самую прочную и надежную защиту, ибо возможности у официальных структур шире, риск гораздо меньше, а стоимость услуг дешевле, поскольку значительную часть издержек берет на себя государство. Однако у малого бизнеса возможности для получения надежной защиты у государственных органов значительно скромнее, чем у крупных около государственных предприятий, поэтому он чаще оказывается один на один с бандитским миром.

Таким образом, российский бизнес сегодня остается недостаточно защищенным. Многим предпринимателям по-прежнему приходится постоянно сталкиваться с силовыми методами в хозяйственной деятельности. При этом возможности малого бизнеса для получения силовой поддержки от государства более ограничены. Малый бизнес относительно больше вовлечен в отношения неформальной экономики. Но нельзя сводить многообразие неформальных хозяйственных отношений к “теневой” экономике, а последнюю - к криминальным операциям. Необходимо вырабатывать более дифференцированную политику, нацеленную на максимальную локализацию криминала и его отсечение от полулегальных рынков, в которых приходится действовать обычным предприятиям.

Целесообразно поставить под более пристальный государственный контроль дальнейшее распространение негосударственных силовых структур. Защита бизнеса, в том числе и малого, во многом должна оставаться функцией государства. Нужно сделать ставку на постепенное вытеснение государственными правоохранительными органами и легальными негосударственными охранными структурами криминальных и полукриминальных группировок из полулегальных сегментов рынка за счет повышения надежности защиты бизнеса и экономически выгодного сотрудничества с легальными структурами. При этом необходимо более четко определить пределы “коммерциализации государства” - возможности выполнения официальными органами возложенных на них защитных функций по коммерческим договорам.


2.8. О ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОГРАММАХ ПОДДЕРЖКИ И РАЗВИТИЯ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

2.8.1. Основные направления и задачи

Основным инструментом государственной политики в области развития малого предпринимательства являются федеральная и региональные программы государственной поддержки малого предпринимательства. Разграничение полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами в этой области, предусмотренное Законом РФ “О государственной поддержке малого предпринимательства” № ФЗ-88 от 14.06.95 г., закрепляет за Российской Федерацией разработку и реализацию одной или ряда федеральных программ, финансируемых не менее чем на 50% за счет средств федерального бюджета и специализированных внебюджетных фондов.

Основные направления и задачи федеральных программ, которые, согласно Закону (ст. 7), Правительство РФ должно ежегодно перед представлением бюджета выносить на рассмотрение Федерального Собрания РФ:

формирование инфраструктуры поддержки и развития МП;
создание льготных условий использования субъектами МП государственных ресурсов (материально-технических, информационных, финансовых), а также научно-технических разработок и технологий;
установление для малых предприятий упрощенной процедуры регистрации, лицензирования, сертификации продукции, государственной бухгалтерской и статистической отчетности;
содействие развитию торговых, научно-технических, производственных, информационных связей с зарубежными государствами;
организация подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров для малых предприятий.
Аналогичные направления сохраняются и за иными (региональными и муниципальными) программами государственной поддержки МП.

Для реализации указанных направлений Закон обязывает включать в любую из этих программ следующие меры:

формирование инфраструктуры поддержки (одновременно на местном, региональном и федеральном уровнях);
вовлечение в МП социально незащищенных слоев населения;
внесение предложений в установленном законодательством порядке о налоговых льготах для МП и ежегодное выделение средств из соответствующих бюджетов на государственную поддержку МП;
передача субъектам МП результатов НИОКР и инновационных программ;
передача малым предприятиям незавершенных и пустующих объектов, а равно нерентабельных и убыточных предприятий на льготных условиях;
обеспечение возможности первоочередного выкупа арендуемых малыми предприятиями объектов недвижимости (с учетом вложенных в эти объекты средств).
При этом повышаются требования к межпрограммной координации (по срокам, месту, составу участников, выделяемым средствам) федеральных, региональных, местных и международных (с участием РФ) программ, включая такие, как федеральные программы содействия занятости населения, реализации миграционной политики, решения экологических проблем, ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. Кроме того, предусматривается внесение в них предложений и отдельных проектов (программ) общественных объединений, учреждений, предприятий любой формы собственности. Для этого в Законе специально введена правовая норма, согласно которой каждый федеральный орган исполнительной власти в пределах своих полномочий, отведенных ему законодательством, при проведении государственной политики обязан использовать их в интересах государственной поддержки МП и осуществлять следующее:

анализировать состояние развития МП и эффективность оказанных мер по его государственной поддержке;
разрабатывать и вносить в установленном порядке предложения по совершенствованию законодательства в интересах государственной поддержки МП, включая установление налоговых льгот и платежей в федеральный бюджет и внебюджетные фонды РФ, использование средств федерального бюджета и специализированных внебюджетных фондов на государственную поддержку МП (объем обязательных ежегодно выделяемых средств указывается в расходной части федерального бюджета отдельной строкой по представлению Правительства РФ, а участие в финансировании региональных программ показывается как участие федерального бюджета в региональных и местных бюджетах, а также в составе иных источников бюджетных расходов на эти цели);
предусматривать участие МП в поставках продукции (услуг) для государственных нужд;
координировать деятельность специализированных организаций (с участием государства) и содействовать органам исполнительной власти субъектов РФ при разработке соответствующих мер государственной поддержки развития МП.


2.8.2. Результаты реализации программ

За период между съездами представителей малых предприятий были разработаны три федеральные программы государственной поддержки МП: 1996-1997,1998-1999 и 1999-2000 гг., однако согласована, утверждена в установленном порядке и профинансирована была только первая из них. Вторая была утверждена постановлением Правительства Российской Федерации № 697 от 3 июля 1998 г. и направлена в соответствии с федеральным законом в Государственную думу, которая не утвердила объем ее финансирования из федерального бюджета. Третья программа, проект которой был разработан к сентябрю 1999 г, была возвращена на доработку без рассмотрения на заседании правительства.

Дело не только в том, что финансовый и банковский кризис ослабил и без того ограниченные возможности федерального бюджета в финансировании федеральных программ поддержки МП. Еще одна существенная причина сложившегося положения состоит в несовершенстве технологии проектирования и механизмов согласования как по вертикали управления (с учетом федеративного устройства государства и разделения полномочий в области поддержки МП между РФ и субъектами РФ), так и в рамках федерального центра (между федеральными исполнительными органами, правительством и Государственной думой, утверждающей в ходе бюджетного процесса ежегодное финансирование программных мероприятий). В результате пред проектные этапы синтезирования структуры будущей федеральной программы “снизу вверх” (от местных потребностей и возможностей к региональным, а затем федеральным) не получили соответствующего нормативно-правового обеспечения, а колоссальный объем пред проектных и проектно-аналитических разработок в этой области так и остался вне финансирования и системного управления.

Пытаясь решить эту сложную проектную задачу сугубо бюрократическими способами, основные разработчики (бывший ГКРП России, МАП России, ФФПМП) заранее обрекали себя на провал как по качеству результата, так и по срокам выполнения самих проектных работ. Если первая Федеральная программа, проект которой был создан под руководством только что образованных ГКРП России и ФФПМП, была все-таки принята к реализации, несмотря на “проектные изъяны” (извинительные для “молодых” структур управления), то впоследствии эти ошибки уже не прощались, хотя реорганизации правительственных кабинетов, смена руководства, объединение ведомств, “перетасовка команд” не позволили отладить нормальный проектный процесс для федеральной программы в последующие периоды. В итоге вторая Федеральная программа 1998-1999 гг. не получила бюджетного финансирования отдельной строкой в результате ее рассмотрения Государственной думой, а проект третьей не дошел даже до рассмотрения Правительством РФ. “Крайними” в этой “цепи ошибок” управляющих государственной поддержкой МП структур оказались без вины виноватые субъекты МП и организации инфраструктуры. С этой точки зрения накопленный “бюджетный долг” перед Федеральной программой за период между съездами можно оценить не менее чем в 600 млн. руб.

Другой долг - это долг заказчика Федеральной программы перед теми, кого она поддерживает - малыми предприятиями, ожидавшими кредитно-финансового участия в случае победы на конкурсах бизнес-проектов по приоритетным направлениям поддержки, МП-участников реализации государственных заказов на поставку продукции и услуг для федеральных государственных нужд, а также тех субъектов РФ, которые, подписав соглашения с федеральным центром на долевое участие в финансировании своих региональных программ государственной поддержки МП, представили свои утвержденные программы в надежде на долевое участие в их реализации федерального центра.

Ряд экспертов оценивает неисполненные обязательства заказчика Программы (ФФПМП) перед субъектами МП в 400 млн. руб. (за период между съездами), хотя причины этого неисполнения имеют различную природу. Например, хроническое бюджетное недофинансирование программных мероприятий вынуждало ФФПМП создавать необходимый задел на ближайшее будущее (известно, что прекращение начатых инвестиций означает фактическое омертвление ранее выделенных средств, особенно в случае капитальных вложений в производственные и инфраструктурные проекты МП). Однако деньги должны постоянно работать и давать доход. Заказчик разместил часть полученных от государства средств в доходные инструменты финансового рынка, но сделал это с нарушениями, что впоследствии было вскрыто проверками и признано нецелевым использованием государственных средств. Вместо очередных бюджетных ассигнований финансовые средства, наоборот, были изъяты из ФФПМП в пользу бюджета. Почти одновременно с этим разразился кризис банковской системы и государственных финансов (август 1998 г.), и получатели кредитов ФФПМП оказались перед выбором: либо отдавать кредиты и разоряться, либо разорять ФФПМП и сохранить бизнес. Взаимозачеты, реструктурирование и пролонгация задолженностей между ФФПМП, его заемщиками и партнерами (среди них и СБС-АГРО) продолжаются до сих пор.

Эти и другие причины оказали самое негативное воздействие на государственное управление поддержкой МП как на динамичную систему управления со сложной структурой. По сути, программно-целевой принцип перестал действовать на общефедеральном уровне, что сказалось на МП в самый трудный момент кризиса.

Тем не менее, ФФПМП (как заказчик единственно финансируемой федеральным центром “первой” Программы на 1996-1997 гг.) израсходовал в 1996 г. почти 148 млн. руб., а в 1997 г. - более 551 млн. руб., в том числе:

-на кредитование региональных программ - 32,4 млн. руб. и 75,4 млн. руб. соответственно;

на кредитование отдельных бизнес-проектов МП - 21 млн. руб. и 32 млн. руб.;
на прочее (возвратные платные средства) - 0,6 млн. руб. и почти 71 млн. руб.
Финансирование ФФПМП мероприятий Федеральной программы на безвозвратной основе составило соответственно 9,4/43,5 млн. руб.

Гораздо более крупные суммы были затрачены ФФПМП на инструменты фондового рынка (формирование ликвидных активов за счет операций с ценными бумагами). Так, вложения в депозиты составили более 17/148 млн. руб., вложения в новое здание ФФПМП обошлось (1997 г.) почти в 8 млн. руб. Примерно столько же составляли ежегодные расходы на хозяйственное содержание аппарата.

Источники поступлений средств в ФФПМП и объемы поступлений за этот период характеризуются следующими данными:

бюджетные ассигнования 0/386,6 млн. руб.;
отчисления от реализации федерального имущества (программы приватизации, 5% отчислений согласно указу президента, отмененному в ноябре 1997 г.) 68/294 млн. руб.
Полученные ФФПМП проценты по выданным кредитам и гарантиям составили почти 11/9 млн. руб., а возврат самих кредитов составил 6,6/10 млн. руб. От вложений в акции, ГКО, векселя, а также от доходов по операциям с государственными ценными бумагами ФФПМП получил почти 13/23,5 млн. руб. Общие поступления в ФФПМ составили 103/550 млн. руб. При этом ассигнования из федерального бюджета в 1997 г. поступили в счет задолженности за 1996 г., но в результате сверки взаимных обязательств между ФФПМП и федеральным бюджетом фактически было перечислено 258,6 млн. руб. Предусмотренные ассигнования из федерального бюджета на 1997 г. (386,6 млн. руб.) были вначале уменьшены в связи с секвестрованием самого бюджета до 219 млн. руб., а затем предъявлены к взысканию назад (в бюджет) по итогам проверки КРУ Минфина. Необходимо отметить и другие “нюансы”, как, например, “замороженные” денежные средства ФФПМП в обанкротившихся или проблемных банках, недополученные средства в счет 5% отчислений от приватизации федеральной собственности и др. Таким образом, заказчик Федеральной программы оказался как бы меж двух огней - нестабильным отечественным рынком финансовых инструментов с его крахом в августе 1998 г. и проблемами сохранения финансовой поддержки своих контрагентов в регионах при явной и неявной тенденции к возврату в федеральный бюджет того, что приходилось выдавать по законодательству. Нельзя не сказать и о том, что ФФПМП как государственное учреждение совершил ряд грубейших нарушений правил финансово-хозяйственных операций с бюджетными средствами, что в итоге повлияло на Минфин России, другие федеральные исполнительные органы, а также на депутатов Государственной думы при принятии решений о выделении бюджетных средств такому бюджетополучателю на реализацию Программы в 1998-1999 гг. Именно тогда Правительством была подготовлена поправка к Закону об изменении заказчика Программы. Вместо ФФПМП предлагалось возложить эту функцию на федеральный орган исполнительной власти. Поправка внесена на рассмотрение, но решение по ней депутаты пока не приняли (последнее слушание состоялось 21 сентября).

Тем не менее, можно охарактеризовать в целом результаты программной деятельности по государственной поддержке за период между съездами следующим образом.

Первое направление - нормативно-правовое обеспечение. Созданное по результатам программ на федеральном уровне правовое поле не обеспечивает баланс интересов государства и частного малого предпринимательства по вопросам бюджетной, налоговой, таможенной, инвестиционной (кредитно-финансовой политики), сдерживает преобразование институциональной инфраструктуры на микроуровне (предприятия, муниципалитета, поселка), выливаясь в дополнительные проблемы административных барьеров и не урегулированности нормативно-правовых механизмов удовлетворения потребности малого бизнеса в удобных механизмах косвенной финансовой поддержки (лизинг, гарантии, кредитные союзы, франчайзинг). Отсюда “кругами” стали расходиться международные проблемы, прежде всего - интеграция со странами СНГ и внешнеэкономическое сотрудничество в сфере малого предпринимательства путем привлечения международных финансовых институтов, технической помощи, создания интеграционных программ.

Остались без должного межпрограммного управления в рамках Федеральной программы специализированные области и направления государственной поддержки МП в других федеральных (целевых) программах (при реформировании вооруженных сил, в жилищно-коммунальном хозяйстве, в развитии малого бизнеса в сельской местности, при реструктуризации и банкротстве крупных предприятий и др.).

В отсутствие целевого программного воздействия на общефедеральном уровне стали усиливаться несогласованность региональных и местных программ, а также межрегионального взаимодействия в новых условиях. В частности, уже сегодня необходимо реорганизовать и упорядочить действующую инфраструктуру государственной поддержки, повысить ответственность за качество услуг “государственного сервиса” по ассортименту, цене предложения, комфортности и полезности потребления (сточки зрения субъектов малого предпринимательства). Необходима управляемая реакция “государственного сервиса” в зависимости от территории, отрасли, сферы деятельности малого бизнеса и т.п.

Есть регионы, отрасли, сферы деятельности, в которых малые предприятия сохранили хорошие условия для развития: финансы, производственные мощности, трудовые ресурсы. Слабое звено - руководство предприятием. Таким малым предприятиям нужна помощь консалтинговых фирм в организации маркетинга и менеджмента.

Другая типичная ситуация: малое предприятие имеет опыт в бизнесе, но нуждается в инвестициях, финансовой поддержке, получить которые оно не может: рынок кредитов не развит, требования банков по залоговому обеспечению или гарантиям возврата завышены, институт гарантов отсутствует.

Еще одна большая проблемная группа - средние и крупные предприятия, которые кроме долгов уже ничего не имеют. Поскольку санация этих предприятий уже невозможна, необходимы их реструктуризация и образование на их базе малых предприятий. Создание новых предприятий требует подготовки менеджеров, образования бизнес-инкубаторов и технопарков, способных на старой материально-технической базе организовать прибыльные производства.

В сложном положении находятся малые предприятия социальной направленности, они заведомо убыточны и поэтому постоянно нуждаются в дотациях, в прямых или косвенных (субсидиях, списании издержек, гарантированном госзаказе на малорентабельную, но социально важную продукцию или услуги, освобождении от платежей в местные бюджеты и т.д.).

Многочисленную группу составляют “вынужденные предприниматели” (например, увольняемые в запас военнослужащие, сокращаемые работники научных, производственных организаций и т.п.). Средства, выделяемые на их поддержку, имеют большую социальную отдачу, чем пособия по безработице, выдаваемые центрами занятости. Это эффективная форма сохранения социальной активности и воспроизводства экономически активного населения.

Действующая инфраструктура поддержки малого предпринимательства в условиях кризисного финансирования программ претерпевает существенные изменения. С одной стороны, усиливаются такие явления, как коммерциализация, которая превращает систему государственной поддержки из инфраструктуры в разновидность предпринимательства (в частности, эта тенденция прослеживается в деятельности государственных фондов поддержки малого предпринимательства и других субъектов инфраструктуры, не имеющих притока бюджетных средств). С другой стороны, государственные структуры пытаются усилить прямое влияние на текущую деятельность предпринимателей, возвращаясь к прежней системе государственной плановой экономики (свобода государственного администрирования начинается там, где заканчивается свобода частного предпринимательства).

Особое значение для программ государственной поддержки малого бизнеса приобретает новая (посткризисная) идеология участия государства в имущественной поддержке, включая аренду государственного имущества и передачу государством субъектам МП своих имущественных прав (в оперативное управление, в хозяйственное ведение с правом выкупа в собственность), доступ к участию в реализации государственных (муниципальных) заказов в качестве подрядчиков и субподрядчиков, а также в конкурсах высокоэффективных инвестиционных проектов, финансируемых из бюджета развития РФ. Инвестиционный кризис, высокие ставки коммерческих заимодавцев капитала на российском рынке, недостаток собственных источников инвестиций или обеспечения для заимствования капитала, труднодоступность конкурсов требуют от государства решительного поворота в концепции программного проектирования и управления процессами реализации государственной поддержки малого бизнеса.

Практически во всех регионах России сегодня проектируются и реализуются собственные программы государственной поддержки малого предпринимательства. Однако реализовать их мероприятия полностью, эффективно и с мощным целевым эффектом не удалось ни одному региону.

В числе успешно реализуемых региональных программ лучше всего осуществляются мероприятия по таким направлениям, как совершенствование нормативно-правовой базы, подготовка кадров, а мероприятия по реализации инвестиционных проектов, созданию объектов инфраструктуры - менее, чем на треть.

До августа 1998 г. мероприятия по инвестиционным проектам были осуществлены полностью только в Москве, Ростовской и Томской областях, в девяти регионах - наполовину, в шести регионах - на треть, в остальных регионах - менее, чем на треть. После августа 1998 г. картина оказалась более мрачной, хотя экономическое оживление к лету 1999 г. позволяет оценивать достаточно быстрое восстановление инвестиционных возможностей МП и без существенной прямой финансовой поддержки в виде бюджетных ассигнований (региональные администрации широко использовали для финансирования реализации своих программ посткризисные схемы заимствования капитала на рынке в виде создания коллективных гарантийных фондов на областном, региональном, межрегиональном уровнях, привлечения льготами и преференциями коммерческих заимодавцев, снижения их риска под залоги местных администраций в виде ликвидного имущества, имущественных прав, создания инвестиционных пулов, обществ взаимного кредитования и страхования рисков и т.п.).

Программные мероприятия по созданию объектов инфраструктуры поддержки малого предпринимательства на местах успешно реализуются в 14 регионах России, наполовину эти мероприятия выполнены в 17 регионах, на треть - в 6 регионах, в остальных регионах России - менее, чем на треть.


2.8.3. Программы, предусматривающие поддержку малого предпринимательства

Мероприятия государственной поддержки МП в Российской Федерации реализуются также в рамках Федеральной целевой программы содействия занятости населения Российской Федерации (Минтруд России и Государственный фонд занятости населения). В частности, Программа включает такие мероприятия, как консультирование и профессиональную ориентацию безработных с целью определения возможностей их эффективной деятельности в качестве предпринимателей; обучение безработных граждан основам предпринимательства; организация консультаций по открытию собственного дела, составлению бизнес-плана и ведению финансовой документации; финансовая поддержка на стадии становления собственного дела.

В 1998 г. в рамках Программы оказана помощь 186,5 тыс. незанятых граждан в виде консультаций (1бО тыс. человек), обучения предпринимательской деятельности (20,5 тыс. человек), финансовой помощи (6 тыс. человек).

Это позволило около 1,5 тыс. человек организовать малые предприятия и фермерские хозяйства, в которых создано 26 тыс. рабочих мест. Более 25 тыс. человек занялись индивидуальным предпринимательством без образования юридического лица, из них около 1 б тыс. человек организовали собственное дело на селе. Реализация Программы позволила обеспечить работой 51 тыс. человек.

Минсельхозпрод России является государственным заказчиком Федеральной целевой программы, включающей специальную подпрограмму развития малого предпринимательства в сельской местности.

Одним из направлений поддержки предпринимательства на селе является развитие кооперативных отношений, прежде всего, организация на кооперативной основе малых предприятий по совместному использованию производственных мощностей, по обслуживанию и ремонту сельскохозяйственной техники, материально-техническому обеспечению, хранению, переработке и реализации продукции.

Поддержка малого предпринимательства осуществляется путем реализации других федеральных программ федеральных целевых программ “Жилище”, “Государственные жилищные сертификаты”, “Возрождение, строительство, реконструкция и реставрация исторических малых и средних городов России”, Межведомственной программы активизации инновационной деятельности в научно-технической сфере России на 1998-2000 гг., президентской программы “Молодежь России”, которая содержит подпрограмму “Поддержка молодежного предпринимательства”. Однако этого крайне недостаточно (всего в РФ на данный момент реализуется, по данным Минэкономики России, около 170 федеральных целевых программ и подпрограмм).

Правительству России, МАП России (как федеральному органу исполнительной власти, которому поручена координация государственной политики в области развития предпринимательства) предстоит переосмыслить имеющийся опыт программно-целевого способа поддержки малого бизнеса и выработать новый подход к формированию федеральных целевых программ с учетом интересов самих “объектов государственной поддержки”, обеспечив продвижение интересов малого бизнеса через межпрограммную координацию и установив правила исполнения и контроля над его исполнением должностными лицами, как на федеральном, так и на региональном уровне.


2.8.4. Межгосударственные программы поддержки малого предпринимательства в Содружестве Независимых Государств

Признанием малого предпринимательства одним из важнейших составляющих элементов рыночной экономики, имеющим значение для каждого из государств Содружества, явилось подписание 17 января 1997г. в Москве на заседании Совета глав правительств Содружества Независимых Государств Межправительственного соглашения о поддержке и развитии малого предпринимательства в государствах-участниках СНГ.

Уже 19 февраля 1997г. по инициативе Государственного комитета Российской Федерации по поддержке и развитию малого предпринимательства в Москве проводится первое организационное заседание Консультативного совета по поддержке и развитию малого предпринимательства в государствах-участниках СНГ, членами которого стали руководители органов исполнительной власти в государствах СНГ, ответственные за политику государства в области развития и поддержки малого бизнеса. На заседании, рассматривающем основные направления сотрудничества, был разработан план первоочередных мероприятий и утвержден перечень основных рабочих органов (комиссий).

28 марта 1997 г. на заседании Совета глав государств СНГ правительствам государств Содружества и Межгосударственному экономическому комитету предлагается принять практические меры по созданию благоприятных условий для взаимодействия малого и среднего бизнеса на формирующемся рынке СНГ.

Консультативным советом при участии ученых, а также представителей предпринимательских кругов стран СНГ и объектов инфраструктуры поддержки малого предпринимательства в 1998-1999гг. разрабатываются концепция и проект межгосударственной программы поддержки малого предпринимательства в рамках СНГ в соответствии с предложениями государств. Эта программа была утверждена Советом глав правительств Содружества в октябре 1999г.

Реализация этой программы как одного из инструментов экономической интеграции государств - участников СНГ наиболее актуальна в настоящее время в связи с активизацией процесса создания зоны свободной торговли в рамках Содружества.

Межгосударственная программа поддержки малого предпринимательства в рамках СНГ должна стать конкретным планом и инструментом реализации политики взаимодействия государств - участников СНГ в области развития малого предпринимательства, в том числе создания необходимых условий для расширения делового сотрудничества субъектов малого предпринимательства.

Программа предусматривает осуществление мер, направленных на развитие и поддержку сектора малого предпринимательства в каждом конкретном государстве, развитие партнерских отношений между субъектами малого предпринимательства государств Содружества, а также проведение соответствующих мероприятий.

В результате реализации программы, с одной стороны, стимулируется участие государств Содружества в формировании общего экономического пространства, а с другой стороны, активизируются процессы использования опыта государственной политики поддержки малого предпринимательства, накопленного в государствах Содружества.

Межгосударственная программа, в первую очередь, предусматривает:

содействие сближению нормативно-правовой базы государств-участников СНГ, регламентирующей деятельность субъектов малого предпринимательства, для формирования условий активизации их внешнеэкономической деятельности;
интеграцию национальных систем информационного и консультационного обеспечения субъектов малого предпринимательства, включая подготовку кадров;
развитие на основе активизации интеллектуального потенциала инновационной деятельности субъектов малого предпринимательства;
создание международных структур, содействующих установлению и развитию деловых контактов между субъектами малого предпринимательства.
Важнейшим принципом реализации Программы является добровольное участие в ней каждого государства Содружества, которое может принимать решения об участии в реализации или Программы в целом, или отдельных ее задач, или конкретных мероприятий. В этих целях предусматриваются включение мероприятий Программы в национальные программы в качестве самостоятельных интеграционных мероприятий или их реализация в рамках мероприятий действующих национальных программ государств Содружества.

Контроль над ходом выполнения отдельных мероприятий по реализации Программы будет возложен на Консультативный совет по поддержке малого предпринимательства в государствах - участниках СНГ.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Возрождение российской экономики в русле углубления рыночных преобразований невозможно вне развития малого предпринимательства во всех его направлениях - от торговли до инновационного производства. Но, завершая анализ состояния малого предпринимательства в историческом и проблемном аспектах, приходится констатировать, что перспективы развития этого сектора экономики постоянно ухудшаются. В результате финансового кризиса августа 1998 года в первую очередь пострадали малые предприятия: снижаются количество малых предприятий и финансово-экономические показатели их деятельности, падает численность занятых в этом секторе экономики.

Значительная часть сегодняшних трудностей и препятствий на пути развития российского малого предпринимательства лежит вне самой этой сферы и обусловлена недальновидной и непоследовательной политикой государства. В нынешней модели развития российской экономики, ориентированной преимущественно на экспорт природных ресурсов, малый бизнес пребывает на периферии внимания властей. Ни при формировании законодательной базы, ни при бюджетном планировании нужды малого предпринимательства практически не рассматриваются. Происходит постоянное ухудшение внешней сферы предпринимательской деятельности: растут административные барьеры, отсутствует надежное правовое, в том числе судебное, обеспечение хозяйственной деятельности и договорных отношений. В то же время государство регулярно и методично усиливает налоговый пресс, пытаясь переложить на малый бизнес свое неумение или нежелание полностью взыскивать налоговые платежи с крупного бизнеса и финансово-промышленных групп, а также рационально распорядиться ресурсами и собственностью для финансовой и экономической стабилизации.

На уровне государственной социально-экономической политики не предпринимается ничего существенного для того, чтобы стимулировать деловую активность граждан, не ведется практически никакой пропаганды цивилизованного предпринимательства как способа решения социальных и экономических проблем и как достойного образа жизни. “Героями нашего времени” стали обанкротившиеся банкиры и крупные чиновники, а отнюдь не образованные и энергичные люди, пытающиеся организовать малое предприятие, обеспечить свою семью и создать несколько десятков рабочих мест. Интересы мелких предпринимателей, составляющих основу среднего класса, должны совпадать с интересами государства, так как в недеформированном демократическом обществе государство всегда отражает и защищает интересы среднего класса. Сложившаяся же к сегодняшнему дню социально-политическая атмосфера такова, что ни доля малого предпринимательства в производстве внутреннего валового продукта страны, ни вклад малого предпринимательства в смягчение социально-экономической напряженности, ни мнение предпринимательского сообщества не принимаются во внимание и не находят адекватного отражения при разработке и проведении экономической политики.

Неудовлетворительная ситуация в развитии малого предпринимательства является следствием серьезных системных просчетов в разработке и осуществлении государственной политики в отношении этого сегмента экономики и стратегии продвижения страны по пути к рынку и демократии. Растет недоверие предпринимателей к власти, к ее способности проводить долгосрочную сбалансированную политику и обеспечить приемлемые условия ведения бизнеса.

Отсутствие политической стабильности, противоречивое законодательство, невыполнение принятых решений порождают неуверенность в завтрашнем дне, ведут к углублению экономической стагнации, свертыванию деловой активности и, следовательно, к росту социально-экономической напряженности в обществе. Необходим коренной пересмотр целей, средств и методов проведения государственной политики в отношении экономической активности населения и, прежде всего, малого бизнеса.

Назрела необходимость разработки общенациональной концепции политики в отношении малого частного предпринимательства, учитывающей особенности нынешнего состояния экономики страны и перспективы социально-экономического развития.

Колоссальный потенциал российского малого бизнеса не использован, а предприниматели, как и все население страны, устали ждать, пока власти и политики поймут, что и каким образом надо делать. Предприниматели готовы действовать сами и требуют конструктивных действий от государства.

Опыт развития малого предпринимательства, накопленный в последние годы, показывает, что государственная политика в этой области должна решить три основные задачи:

обеспечение стабильных условий для экономической деятельности в целом, в том числе и малого бизнеса;
оказание поддержки тем, кто хочет начать предпринимательскую деятельность и расширить собственное дело;
защиту прав и безопасности личности и частной собственности.
Но концепция должна содержать не только качественные, но и количественные критерии оценки результативности достижения поставленных целей. В ближайшие три года необходимо обеспечить устойчивый рост числа малых предприятий до 2-2,5 млн. с суммарной численностью занятых около 20 млн.; через 5-6 лет приемлемым уровнем развития малого предпринимательства можно было бы считать 4-5 млн. предприятий и 35 млн. занятых, которые обеспечивали бы производство не менее трети внутреннего валового продукта.

Однако острота проблемы взаимоотношений бизнеса и власти состоит в том, что разработке общенациональной концепции развития малого предпринимательства должно предшествовать кардинальное изменение характера самих этих взаимоотношений.

Государственная политика в отношении предпринимательской деятельности может быть эффективной только при условии, что она учитывает побудительные мотивы развития самого предпринимательства. Поддержка со стороны государства должна быть, прежде всего, поддержкой саморазвития бизнеса, предпринимательской активности населения. Поэтому разработка общенациональной концепции развития малого предпринимательства должна основываться на диалоге властей с предпринимательским сообществом и выражающими его интересы общественными объединениями предпринимателей, - диалоге, предполагающем согласование интересов через преодоление противоречий и достижение компромиссов.

Все попытки разработать и реализовать достойную государственную политику так и останутся попытками, если не удастся создать работающий механизм взаимодействия между властью и предпринимателями.

Прежде всего, необходимо обязательное предварительное обсуждение всех законодательных актов, программ и мероприятий, касающихся вопросов регулирования и развития малого предпринимательства, с участием общественных объединений предпринимателей. Но этот процесс совершенно необходимо институционализировать, зафиксировав в соответствующих нормативных документах, как конкретно, через какие бюрократические процедуры будут реализованы взаимодействие и согласование интересов между властью и бизнесом.

Эти цели достижимы только при формировании позитивного отношения различных слоев и групп населения к предпринимательской деятельности, причем не только как к источнику удовлетворения насущных материальных потребностей, но и как к достойному образу жизни. Необходимо менять и менталитет государственных чиновников всех рангов. Разумеется, на это потребуется время, возможно, десятилетия. Но есть меры, которые необходимо и можно принять немедленно, не откладывая. Опыт показывает, что коренные изменения нужно производить быстро. Если в течение ближайших месяцев не будут предприняты конкретные шаги, то реальной становится опасность деградации этого сектора экономики с тяжелыми последствиями для социально-экономических перспектив страны.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Enterpreneurship and Small Business in the Russian Federation. Paris:OECD, 1997.

Айгистова О., Горбунов В.Л, Каганов В.Ш., Калиничев В.Л., Ломоносова Т.В. Технология построения бизнес-инкубаторов. - М.: Логос, 1999 г.

Алимова Т. Маркетинг для бизнес-инкубаторов: задачи и возможности/Предпринимательство в России. - М.Д997, №1, с. 37-41.

Алимова ТА. и др. Инновационные процессы в малом предпринимательстве / Вопросы статистики, 1999, № 8. - 34 с.

Американское предпринимательство в информационную эру/Научно-аналит. обзор. - М.: ИНИОН РАН, 1993.

Анализ внешней среды развития предпринимательства / Аналитический справочник - М.: Ресурсный центр МП, 1998.-168 с..

Анализ имеющейся и недостающей информации по малым предприятиям России /Аналитический справочник - М.: Ресурсный центр МП, 1997.41с.

Андреев В.К. Основы предпринимательского права России. - М, 1992.

Андреенкова Н.В. Предпринимательство в России / Власть. 1995, №1.

Афанасьева Т.. Пуденко Т. Будут ли руководители промышленных предприятий учиться менеджменту / Предпринимательство в России. 1997, № 1, с. 19-36.

Афанасьева Т.П., Ерошин В.И., Пуденко Т.Н. Основы предпринимательской деятельности / Методическое пособие для преподавателей учреждений общего среднего и начального профессионального образования. Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - М.: КОНСЭ-КО, 1998.- 160 с.

Афанасьева Т.П., Ерошин В.И., Пуденко Т.И. Основы предпринимательской деятельности / Учеб, пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998. - 336 с.

Бабаева Л. Малый бизнес убивают монополисты, коррупция и законодательство / Деловой мир. 20 января 1996, с. 5.

Базовая модель региональных и муниципальных программ поддержки малого бизнеса / Методическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса) - М.: ЦСиЭИ, 1998. - 64 с.

Барабаш И.П. Кадровое обеспечение предпринимательства управленческими кадрами. - Автореферат дисс. канд. экон. наук. - М.:РАГС, 1995.

Беленький В.Х. Предпринимательство и становление смешанной экономики в России / Социально-политический журнал. 1993, № 9/10.

Беляева Л.А. Средний класс проблемы формирования и развития в России / Мир России.- М.Д996.

Березин И. Формирование среднего класса как критерий завершения социально-экономической трансформации / Бизнес и политика.1997, N 3, с. 56-61.

Бизнес-образование в России/Аналитический справочник. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). 2-й выпуск. - М.: КОНСЭКО, 1998. - 480 с.

Бизнес-образование в России/Аналитический справочник. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). 1-й выпуск. - М.: КОНСЭКО, 1998. - 400 с.

Бизнес-план инвестиционного проекта / Рабочая тетрадь предпринимателя для разработки бизнес-плана /Каганов В.Ш., Толоконников А.В.. Мухин А.И. и др. - М., 1999-

Блинов А.О. Малое предпринимательство как проблема регионального развития / Этнополитический вестник. 1995, № 4.

Браславский Д. Большая поддержка малого бизнеса: Опыт Дании / Бизнес. 1995, № 1, с.26-27.

Бусыгин А.В. Предпринимательство. Основной курс. Учебник в 2 кн. - М., 1994.

Васильев А., Каганов В. Ш. Поддержка малого бизнеса: стратегия развития / Предпринимательство в России. 1996, № 3, с. 4-9.

Взаимодействие малых предприятий с крупным производством на региональном уровне / Аналитическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: ИСАРП, 1998. - 282 с.

Виханский В.Н. и др. Предпринимательство: маркетинг и цены. - М, 1992.

Влияние налоговой системы на деятельность частного и малого бизнеса / Методическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: ИСАРП, 1998.- 85с.

Воздействие государственного и местного регулирования на предпринимательство (оценка предпринимателей) / Аналитическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: ИСАРП, 1998. - 94 с.

Галимова Е.Я. Формирование регионального звена системы информационного обеспечения предпринимательской деятельности (на материалах Краснодарского края). - Автореферат дисс. канд. политич. наук. - М.Д995.

Гидденс Э. Социология / Социологические исследования. 1992, №9.

Гинс Г.К. Предпринимательство. - М., 1992.

Голенкова З.Т. и др. Британские социологи о современном среднем классе / Социологические исследования. 1996, N 10.

Государственная поддержка предпринимательства: концепции, формы и методы / Общество и экономика. 1995, № 12, с.78-121, 1996, №1/2, с. 118-186.

Грачев М.И. Предпринимательство в современной экономике / Общество и экономика. 1993, № 4.

Грошев В.П. Академия менеджмента и рынка: стратегия образовательной деятельности / Деловое образование: программы и технологии Морозовского проекта / Сборник. Под ред. Пономаренко Б.Т. - М., 1997, с. 4-8.

Грошев В.П. Почему уникально дело, за которое мы взялись: Морозовский проект / Инвестиции в России. 1995, № 2, с. 4.

Грузинов В.П. Экономика предприятия и предпринимательство /Учебн. пособие. - М., 1994.

Дынкин А.А., Стерлин А.Р., Тулин Н. Предпринимательство в конце XX века. - М., 1992.

Еремихин Б.М., Игнатущенко В.Н., Шабанова Н.Н. Системные подходы к развитию лизинга для поддержки малого предпринимательства в Российской Федерации /Деловой партнер. 1997, №11.

Ермилова Г Сравнительный анализ систем статистического учета малых предприятий в России и странах ЕС. Вопросы статистики, 1998, № 7. - 21 с.

Законодательное регулирование развития малого предпринимательства /Аналитический справочник - М.: Ресурсный центр МП, 1998.- 172с.

Заславская Т.П. Бизнес-слой российского общества: сущность, структура, статус / Социологические исследования. 1995, №3.

Зевелев В.А. Государственное регулирование предпринимательской деятельности. - М., 1994.

Иванова Н.М., Скляревский В.Г. Государство и предпринимательство в России / МВД России, С.- Петерб. юрид. ин-т. Под ред. Лурье В.Ф. - М, 1996.

Игнатьева С.В. Государство и предпринимательство в России. -СПб, 1996.

Ильин В. “Белые воротнички” в современной России: новые средние слои или конторский пролетариат / Рубеж. 1996, N 8/9, с. 98-121.

Инновационные процессы в малом предпринимательстве / Аналитический справочник - М.: Ресурсный центр МП, 1999. - 2 36 с.

Интегрированная программа Комиссии ЕС по поддержке МСП и ремесленных предприятий (пер. с англ.). - М.: Ресурсный центр МП, 1998,- 168 с..

Информационные ресурсы Ресурсного центра / Справочник - М.: Ресурсный центр МП, 1998. - 32 с..

Инфраструктура поддержки малого предпринимательства в России / Справочник - М.: Ресурсный центр МП, 1998. - 291 с.

Каганов В.Щ. Выращиваем бизнесменов в инкубаторах / Российская Федерация. 1998, № 4, с. 7.

Каганов В.Ш. Кадровое обеспечение инвестиционного процесса / Промышленность России. 1998, № 3, с.60-65.

Каганов В.Ш., Васильев А.В. Государственная поддержка предпринимательства / Организация поддержки малого предпринимательства. Создание опорного центра Морозовского проекта / Информационные материалы к семинару руководителей администрации и учебных заведений Московской области. - М., декабрь, 1996.

Каганов В.Ш., Васильев А.В. и др. Организация поддержки малого бизнеса / Под ред. Каганова В.Ш. - М.: Академия менеджмента и рынка, 1995.

Каганов В.Ш., Ефимов В.В., Коротаев В.П., Мухин А.П., Постников А.В., Толоконников А.В.. Бизнес-план инвестиционного проекта / Рабочая тетрадь предпринимателя для разработки бизнес-плана / Под научи, ред. проф. Трошева В.П.) - М.: Агро-консалт, 1996.

Каганов В.Ш., Рутковская И.Б. Как организовать подготовку предпринимателей / Подготовка кадров для малого бизнеса: Организация. Учебные программы. Методическое обеспечение / Сборник. Под ред. Каганова В.Ш., Рутковской И.Б. - М., 199, с. 10-21.

Каганов В.Ш., Рыбин М. Сеть бизнес-инкубаторов: приоритетная программа / Предпринимательство в России. -1995, №3/4, с. 30-3 5.

Каганов В.Ш., Рыбин М. Сеть бизнес-инкубаторов: приоритетная программа / Предпринимательство в России. - М., 1995, № 3/4, с.30-35.

Каганов В.Ш., Рыбин М.В. Как создать и сделать успешным бизнес-инкубатор /учебно-практическое пособие. М.: Агрокон-салт, 1996.

Кайшаманов С. Концепции предпринимательства / Российский экономический журнал. 1992, № 3, с.143-15б.

Каманина ТВ. Предпринимательство ( правовые основы ). - М, 1994.

Кауфман Ф. Интернационализация среднего предпринимательства / Проблемы теории и практики управления. 1996, №3.

Кивинен М. Перспективы развития среднего класса в России / Социологический журнал. 1994, N 2, с. 134-142.

Кикабидзе Э. Подходы Японии к развитию малого бизнеса в России / Проблемы Дальнего Востока. 1996, № 5, с. 53-57.

Колесников А., Колесникова Л. Малый и средний бизнес: эволюция понятий и проблемы определения / Вопросы экономики. 1996, №7, с. 46-59.

Комментарии к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть I. (Отв. ред. О.Н. Садиков). - М., 1995.

Королев В. Феномен предпринимательства / Российский экономический журнал. 1992, № 4.

Культура российского предпринимательства / Кармин НА, Степин B.C., Панарин А.С. - М, 1997.

Лазарев Г.И. Малое и среднее инновационное предпринимательство (МСИП): условия развития и международное сотрудничество / Миннауки России, РАН. - М., 1996.

Лисиненко И.Т. Предпринимательство и рынок - важнейший экономический и социально-культурный феномен современности. - М., 1994.

Лицензирование видов деятельности в России / Аналитическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: ИСАРП, 1998. - 125с.

Магомедов Ш. Как правительство Японии поддерживает малый и средний бизнес / Бизнес. 1995, № 8, с.26-27.

Малое предпринимательство в России (1994-1997 гг.)./Библиографический справочник - М.: Ресурсный центр МП, 1997 - 11с.

Малое предпринимательство в России. 1994-1997 гг. / Библиографический справочник. Ноябрь, 1997. - М, 1997.

Малый бизнес в России /Аналитический справочник. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998. - 352 с.

Малый бизнес в России. - М., 1998.

Малый бизнес России: Проблемы и перспективы. Аналитический доклад. - М.: РАРМП.,1996.

Маркетинговые исследования в России / Аналитический справочник (выпуск I). Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998. - 512с.

Маркетинговые исследования в России / Аналитический справочник (выпуск 2). Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998.-544 с.

Менеджмент в малом бизнесе / Учебн. пособие: в 5 т. / Ред. Питателев В.А., Лилеева З.А. - М., 1996.

Методика комплексного финансово-экономического анализа предприятий (для формирования промышленной политики региона) /Учебно-методический курс. Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998. - 112 с.

Методологические рекомендации по разработке региональных программ поддержки малого предпринимательства. - М.:И-САРП, 1997. -38с.

Микрофинансирование в России / Материалы международной конференции. - М.: ИСАРП, 1997.- 72 с.

Михайлов А.Г. Проектирование системы мониторинга информации по малым предприятиям РФ / “ИР России”, 1998, № 4. - 8 с.

Морозовский проект: развитие и поддержка малого предпринимательства / Информационно-справочные материалы. - М.,1996.

Настольная книга предпринимателя и руководителя. - М., 1993.

Неформальный сектор в российской экономике / Приложение к журналу “Предпринимательство в России”. - М.: ИСАРП, 1998.-208с.

Никитов А. Малое предпринимательство в рыночном интерьере России/Диалог. 1995, № 2, с. 31-41.

Операционное планирование и управление реализацией программ поддержки малого бизнеса / Методическое пособие.

Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - ML ЦСиЭИ, 1998. - 104 с.

Организационная структура предприятий/Учебно-методичес-кое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - ML КОНСЭКО, 1998. - 176 с.

Орлов А.В. Тенденции развития малого бизнеса в мире / Мировой опыт и экономика России. 1997, № 1-2, с. 12.

Основы предпринимательского дела. Благородный бизнес/ Под ред. Ю.М. Осипова. - М., 1992.

Основы управления в малом бизнесе /Учебн. пособие (бизнес-конспекты лекций в схемах и комментариях) / Госком. РФ по высшему образованию, Новосибирская Академия экономики и управления. Под ред. Семеновой ТА- Geneva, 1993.

Пантин В. Средний класс в России в зеркале социологии / Власть. 1996, N4. с.б 1-66.

Петров Ю.А. Предприниматели и российское общество в начале XX в. / Свободная мысль. 1992, № 17.

Политика и практика маркетинга /Учебно-методическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998. - 192 с.

Предприниматель / Под ред. Черкинского Ю.С. - М.,1996.

Предпринимательская деятельность в России / Сборник законодательных и нормативных актов. - М., 1991 •

Предпринимательство в России: регионально-отраслевой аспект. - М., 1997.

Предпринимательство в России: становление и проблемы развития / РАН, Институт экономики. - М., 1996.

Предпринимательство в России: сущность и организационные формы / Госкомвуз России. - Н-Новгород, 1995.

Предпринимательство и предприниматели России от истоков до начала XX в. - ( Руков. проекта Сорокин А.К.) - М., 1997.

Предпринимательство: история, стратегия развития. / Ред. Шакирова B.C. - М, 1993.

Проблемно ориентированный анализ ситуации в сфере малого бизнеса/Методическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - М.: ЦсиЭИ, 1998. -62с.

Равенский Ю. Мировая практика определения критериев предприятий малого бизнеса / Бизнес. 1996, №8-9, с. 18-19.

Радаев В.В. Формирование новых российских рынков: транспортные издержки, формы контроля и деловая этика. - М.: Центр политических технологий (при поддержке CIPE), 1998.

Развитие малого бизнеса на основе реорганизации крупных градообразующих предприятий / Аналитическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: ИСАРП, 1998. - 142 с.

Развитие малого бизнеса на основе реорганизации крупных предприятий / Методическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998. - 144 с.

Разработка программ поддержки малого бизнеса / Учебная программа. Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - М.: ЦСиЭИ, 1998. - 154 с.

Разработка стратегии и основных направлений поддержки малого бизнеса /Методическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998. - 96 с.

Разумова И.И. Мелкий бизнес и эффективность американской экономики. / Научно-аналитический обзор. - М., 1990.

Рапопорт А. Математические системы абстрактного анализа системы / Исследования по общей теории системы. - М., 1969-

Реформа предприятий и управление финансами / Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998. - 160 с.

Реформирование предприятий: концепция, модель, программа / Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998. - 96 с.

Руководство для инвестора / Аналитический справочник по инвестиционно привлекательным предприятиям Тульской и Калужской областей. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998. - 400 с.

Руководство по финансовым технологиям (пер. с англ.) / Справочник - М.: Ресурсный центр МП, 1998 - 46 с.

Руткевич М.Н. Трансформация социальной структуры российского общества / Социологические исследования. 1997. № 7,с.З-19.

Рюттенгер Р. Культура предпринимательства. - М., 1992.

Система статистического наблюдения за развитием частного сектора / Аналитический доклад. - М.: ИСАРП, 1997. - 188с.

Смольков В.Т. Предпринимательство как особый вид деятельности / Социологические исследования. 1994, № 2.

Состояние малого предпринимательства в России по итогам 1997 г. Июнь 1998 г. Проект TACIS SMERUS 9501. Техническая помощь в создании Ресурсного центра малого предпринимательства.

Состояние малого предпринимательства в России по итогам 1997 г. Июнь, 1998 г. Проект TACIS SMERUS 9501. Техническая помощь в создании Ресурсного центра малого предпринимательства.

Стариков Е. “Угрожает” ли нам появление “среднего класса”?/ Знамя. М, 1990, N 10, с. 192-196.

Статистический анализ динамики малого предпринимательства и эффективности малого бизнеса как сектора российской экономики /Аналитический справочник - М.: Ресурсный центр МП, 1998.- 114с.

Стратегия бизнеса / Аналитический справочник. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). 2-й выпуск. - М.: КОНСЭКО, 1998. - 496 с.

Стратегия поведения частных предприятий на рынке в современных условиях / Аналитическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: ИСАРП, 1998. - 148 с.

Стратегия успеха /Аналитический справочник. 1-й выпуск / Серия “Бизнес Тезаурус” (учебно-методические пособия для российского бизнеса). - М.: ИСАРП, 1998. - 236 с.

Тихонова Н. Портрет представителя малого бизнеса (по материалам социологических исследований) / Власть. 1996, № 9, с.39-44.

Услуги по образованию бизнес-тренингов в Россиию / Аналитический справочник. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). 2-й выпуск. - М.: КОНСЭКО, 1998. - 352 с.

Услуги по организации бизнес-тренингов в России / Аналитический справочник. 2-й выпуск. Серия “БизнесТезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО, 1998. - 352 с.

Услуги по подбору персонала в России / Аналитический справочник. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: КОНСЭКО. 1998. - 4б4с.

Участие малых предприятий в государственных заказах / Аналитический справочник - М.: Ресурсный центр МП, 1998 - 56 с.

Федеральный Закон “О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации”: Принят Государственной думой 12 мая 1995 г. - М.Д995.

Финансовые и институциональные проблемы российского малого предпринимательства (региональные аспекты) / Материалы международного семинара в рамках проекта TACIS АСЕ Т 94-152 - R, 23-24 ноября 1995 г. Пер. с англ, и нем. - М, 1995.

Финансовые технологии в малом предпринимательстве / Аналитический справочник - М.: Ресурсный центр МП, 1999. - 249с.

Финансовые условия становления и развития малого бизнеса в России / Аналитическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: ИСАРП, 1998.- 184с.

Финансовые услуги микро- и малому бизнесу / Аналитический справочник. М.: ИСАРП, 1997. - 115 с.

Частный бизнес: становление и развитие в регионах России (Иркутская область, Тульская область, Республика Удмуртия). - М.: ИСАПР, МАЦ, 1998. - 230 с.

Частный малый бизнес России на рынке труда/ Аналитическое пособие. Серия “Бизнес Тезаурус” (аналитические справочники для российского бизнеса). - М.: ИСАРП, 1998. - 124 с.

Шамхалов Ф.И., Котилко В.В. Новая парадигма развития малого предпринимательства в России / Научн. ред. Филиппов Н.Н. - М., 1997.

трейдер Ю.А. Особенности описания сложных систем / Системные исследования: методологические проблемы. Ежегодник. 1983.- М, 1983, с. 11-113.

Эффективное управление бизнесс-ассоциациями / Серия “Бизнес Тезаурус”. - М.: ИСАРП, 1998. -194 с.






Назад